Исаев Андрей Константинович

Опрос

В условиях экономического кризиса государство должно
максимально экономить деньги, сворачивая все программы
финансово максимально поддерживать граждан и, соответственно, покупательную способность

Голосовать

Ссылки

3. ЦСКП

Новости

Наедине с Зурабовым

В Госдуме прошел "правительственный час", посвященный состоянию российского рынка труда. По мнению докладчика, главы Минздравсоцразвития Михаила Зурабова, в России этого рынка пока нет. Зато есть проблемы, связанные с дефицитом трудовых ресурсов. Решать их Зурабов намерен при помощи повышения зарплат. Однако депутаты не поверили в искренность министра, тем более что главный инструмент реформ на рынке труда он позаимствовал у самих единороссов.

Михаил Зурабов является, пожалуй, самым частым правительственным гостем в Госдуме. Совсем недавно глава Минздравсоцразвития был подвергнут резкой критике депутатов за провал программы по дополнительному лекарственному обеспечению льготных категорий граждан. И вновь чиновника пригласили рассказать о том, почему на российском рынке труда создалась крайне сложная ситуация. Диспропорции в размещении трудовых ресурсов, засилье нелегальных мигрантов, дефицит квалифицированных рабочих, низкий уровень оплаты труда – вот далеко не полный перечень отраслевых проблем.

Впрочем, доклад министра изобиловал преимущественно позитивными цифрами и фактами. Так, по его данным, уровень безработицы с 2004 по 2007 год снизился с 2,2 млн до 1,7 млн человек, а количество экономически активного населения увеличилось с 61 до 69 млн человек. Себе в заслугу Зурабов поставил и сокращение долгов по зарплате. "Между прочим, с тех пор, как я возглавляю министерство, есть положительные сдвиги. Уровень задолженности по зарплате сократился с 24 до 4 миллиардов рублей", – с усмешкой заявил чиновник. Как выяснилось, не только этот аспект благосостояния трудящихся волнует Зурабова. Во-первых, он оперативно позаимствовал у "Единой России" задачу уравнять минимальный размер оплаты труда и прожиточный минимум. Но и это не все. "На будущий год мы хотим установить уровень оплаты труда работников федеральных медучржедений – от 800 долларов до 1000 долларов", – радостно сообщил чиновник.

Такая зарплата, по его мнению, может стать реальной в случае отказа от единой тарифной сетки и перехода к профессиональным системам оплаты труда. Частично эксперимент уже реализуется в Тюменской, Ленинградской, Самарской областях и Краснодарском крае, а с осени 2007 года Минздравсоцразвития планирует полностью перейти на отраслевые "сетки" в здравоохранении и образовании. В общем, куда ни кинь, ведомство г-на Зурабова успешно справляется со всеми проблемами. Между тем, сколько конкретно средств из федерального бюджета потребуется для замены тарифной сетки на отраслевые системы, до сих пор не знают даже в правительстве. Поэтому у единороссов возник вполне закономерный вопрос о методике зурабовских расчетов тысячедолларовых зарплат. Уж очень они похожи на те приемы, которые в министерстве использовали при замене льгот денежными компенсациями.

Согласно статистике министерства в стране ежегодно снижается травматизм на рабочих местах: в 2001 году произошло 144 тыс. случаев причинения травм гражданам, а в 2006 году этот показатель снизился до 70 тыс. Число травм со смертельным исходом снизилось соответственно с 4300 до 2800. "Применяется ряд мер для борьбы с производственным травматизмом вплоть до дисквалификации", – отметил министр.

Однако, как ни пытался министр уйти в сторону от основной темы "правительственного часа", полностью обойти молчанием проблемы рынка труда ему не удалось. Он признал, что хотя в настоящее время уровень безработицы низкий, в дальнейшем в России будет четко просматриваться дефицит трудовых ресурсов по определенным квалификационным и профессиональным группам. Решать эту проблему министр намерен с помощью активизации внутренней миграции трудоспособного населения, а также селективной внешней миграции. "Так, как это практикуется в европейских странах, – отметил чиновник. – Нужно смотреть на каждого, нужен он или не нужен. Торговать водкой? Не нужен. Торговать на рынке? Пусть наши торгуют!". По мнению Зурабова, именно нелегальные мигранты портят всю картину на рынке труда. "Они готовы работать за копейки и без каких-либо гарантий – в строительстве, розничной торговле и жилищном хозяйстве, – посетовал министр. – В этих сферах вполне могли бы быть заняты и россияне, если бы зарплаты были больше". Из 9–10 млн нелегальных мигрантов легализовались пока лишь 2,3 млн человек. Да и те, получив документы на право трудиться, предпочитают работать тайком, не рассказывая властям о своих зарплатах. Другими словами, усиление контроля за мигрантами все равно не приводит к "обелению" рынка труда.

Но Зурабов не теряет оптимизма. Он заявил, что с 2008 года привлечение рабочей силы будет производиться на основе квот, устанавливаемых и для тех стран, откуда в Россию можно приехать только по визе, и для государств, с которыми у нас безвизовые отношения. Будут собираться и заявки от предприятий на трудовых мигрантов. В планах министерства – создание в конце 2007 года Национального банка данных граждан, готовых переехать в другой регион России при содействии государственных служб занятости.

Однако депутатам пришлось остудить пыл министра, всячески старавшегося хоть на этот раз им понравиться. Они напомнили Зурабову, что в настоящее время, несмотря на наличие Федеральной службы занятости, ее работа ограничена пределами конкретного региона. Нет единой информационной системы, позволяющей регионам обмениваться данными о вакансиях. К тому же вообще неизвестно, в какой мере государство готово оказывать финансовую поддержку переселенцам.

Говоря о травматизме на производстве, вице-спикер Госдумы Владимир Пехтин привел данные, согласно которым ежедневно в России на производстве погибают до 10 работников. "Безусловно, безопасность на производстве в первую очередь зависит от работодателей, однако и органы власти не просто должны, а обязаны контролировать и регулировать ситуацию в этой сфере", – считает вице-спикер. В этой связи парламентарии напомнили Зурабову о своем предложении разделить его ведомство и выделить из него Министерство труда и занятости, в надежде, что оно сможет лучше решать проблемы занятости и безопасности условий труда. Однако чиновник эту идею гневно отверг, заявив, что существующая Федеральная служба занятости прекрасно справляется со своей работой, тем более что в ее обязанности входит лишь "правовое регулирование рынка труда".

Не вполне корректной сочли депутаты и статистику министра по безработице, напомнив, что по методике Международной организации труда число безработных в России превышает 5 млн. Дело в том, что далеко не каждый человек, ищущий работу, обращается в службу занятости. Большинство предпочитают решать свои проблемы самостоятельно, тем более что уровень пособия по безработице неоправданно низок. Министр признал, что пособие действительно низкое. Но тут же попытался вывернуться: "В принципе мы настроены на то, чтобы пособие по безработице, конечно же, повышать".

Заявление об увеличении уровня оплаты труда также было воспринято скептически. В проект бюджета, представленный правительством, заложены крайне низкие темпы роста минимального размера оплаты труда. Единороссы настаивают на пересмотре этих показателей. Но инициатива встречает перманентное противодействие правительства, которое и представлял в этот день в Госдуме Зурабов. Однако это не смутило министра. Ведь он уже рассказал депутатам, как и на сколько повышается зарплата у медработников. Что касается остальной части трудоспособного населения России, то ответственность за ее благосостояние Зурабов готов переложить на МЭРТ и Минфин.

комментарий

Андрей Исаев, председатель комитета Госдумы по труду и социальной политике:


– Российский рынок труда переживает серьезный кризис. Основная причина заключается в том, что разработанная в России в 90-е годы государственная концепция рынка труда не предполагала его планомерного регулирования. Считалось, что установившиеся в стране рыночные отношения автоматически расставят все по местам, установят нормальную цену труда, поскольку возникнет соответствующий спрос на специалистов. Государство не контролировало трудовые отношения. В результате существовавшие в рамках социального партнерства договоренности между государством и работодателями повсеместно нарушались, а социалистический КЗоТ применялся исключительно в бюджетных организациях, в то время как коммерческие структуры его совершенно игнорировали.

Сегодня сложилась противоречивая ситуация. С одной стороны, в стране существует избыток рабочей силы, связанный с наличием неэффективных рабочих мест. На том участке, где в развитых странах при высокой производительности труда занято три работника, у нас работает 10–12 человек. С другой стороны, в целом по стране наблюдается дефицит трудовых ресурсов. Положение усугубляется демографическим кризисом. Количество экономически активного населения ежегодно сокращается на 600–700 тысяч: если в прошлом году оно составило 51% от населения страны, то к 2016 году число работающих уменьшится еще на 10%.

Доля легальной трудовой миграции в общей экономической занятости населения ничтожна – всего 1%. В то же время в некоторых отраслях экономической деятельности наблюдается настоящее засилье нелегалов. Это в основном неквалифицированная рабочая сила. Предпринимаемые правительством действия для борьбы с нелегальными гастарбайтерами можно только приветствовать, однако очевидно, что проблемы трудовой миграции необходимо решать в комплексе. Рынок труда до сих пор не изучен: непонятно, какие специалисты из-за границы нам нужны, какие нет. Миграционные потоки необходимо строго регулировать, соотносить с реальными потребностями отраслей и регионов в трудовых ресурсах.

Россияне же в большинстве случаев не хотят переезжать, предпочитая нищенское существование в своем регионе переезду на новое место. В некоторых регионах безработица носит хронический характер, однако там ничего не делается для решения этой проблемы. В то же время у человека подчас просто нет возможности продать дом или квартиру и переехать на новое место, где есть работа. Ипотечное кредитование сегодня рассчитано не на тех работников, которым нужно куда-то переезжать, а на тех, которые успешны. Регионам законодательно должно быть предоставлено право финансировать перемещение трудовых сил, устанавливать собственные ставки пособия по безработице и минимальной зарплаты. Нужно восстанавливать систему страхования занятости. Политика занятости должна включать в себя не просто выплату пособий, но и создание повсеместных центров переквалификации, организацию общественных работ.

На рынке труда в данный момент существует и структурная диспропорция. Наблюдается переизбыток и связанная с ней высокая конкуренция молодых специалистов с квалификацией, не востребованной обществом. В результате 16% молодых людей в возрасте от 25 до 30 лет с высшим образованием не имеют работы. В то же время количество грамотных специалистов со специальным техническим образованием уменьшилось за последние 10 лет почти вдвое, в ряде областей экономики становится близким к ажиотажному спрос на высококвалифицированных сотрудников рабочих профессий. Поэтому подготовка работников должна происходить с учетом требований по количеству и качеству кадров. Кроме того, нужно вводить квотирование рабочих мест для молодых специалистов. В связи с этим Госдумой разработан закон, касающийся объединения работодателей для формирования кадровых заказов в высшей школе.

Еще одна проблема трудового рынка – низкий уровень заработной платы. По показателю доли легальной заработной платы в ВВП Россия отстает в 1,5 раза от развитых европейских стран, причем эта доля у нас постоянно снижается. Минимальная оплата труда составляет треть от прожиточного минимума. Высока дифференциация зарплат в разных секторах экономики. Разрыв в заработной плате высококвалифицированных и низкоквалифицированных специалистов на одном предприятии достигает нескольких десятков раз, что не характерно для стран с развитой социальной системой. Зарплата работающего человека должна обеспечивать ему не только базовый, но действительно достойный уровень жизни.

Инна Уличкина