Исаев Андрей Константинович

Опрос

В условиях экономического кризиса государство должно
максимально экономить деньги, сворачивая все программы
финансово максимально поддерживать граждан и, соответственно, покупательную способность

Голосовать

Ссылки

3. ЦСКП

Новости

"Атака Исаева" 3 выпуск

А.ИСАЕВ: Добрый день или добрый вечер. Это смотря как у кого складывается суббота. У тех наших слушателей, кто слушает нас за Уральским хребтом, несомненно, наступила добрая ночь. И, тем не менее, мы рады, что вы присоединились к нам, участвуете в нашей программе, где мы будем обсуждать важнейшие политические события недели. Меня зовут Андрей Исаев, я — председатель Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Государственной Думы, я — единоросс, как уже было сказано в объявлении перед началом программы. У меня вполне пристрастная позиция. Я не нейтральный ведущий, я буду говорить то, что я думаю. Ну, а вы сможете также высказать то, что вы думаете. Например, направив SMS-сообщение по номеру +7-925-101-107-0, можно также отправить сообщение с сайта rusnovosti.ru. Через некоторое время мы включим наш телефон 788-107-0. А пока давайте определимся с темой нашего разговора. На этой неделе произошло очень важное событие. Два наиболее влиятельных, если верить опросам общественного мнения, кандидата в президенты Российской Федерации Владимир Путин и Геннадий Зюганов опубликовали свои предстоящие предвыборные политические программы. Владимир Путин опубликовал статью в «Коммерсанте», которая посвящена реформе политической системы в России, где он обозначил свои взгляды. Геннадий Зюганов выступил с пресс-конференции широкой, где тоже достаточно аргументировано и широко высказывал свои позиции, свои взгляды. О чем говорил Владимир Путин. Владимир Путин сказал о том, что да, действительно, Россия переживает новое время, которое он определил как конец постсоветской эпохи и переход по-настоящему к новой России. Он сказал о том, что Россия нуждается в качественном обновлении. И митинги, которые состоялись и на Болотной, и на Поклонной, и другая форма активности граждан показывают, что гражданам становится тесно в старой существующей государственной модели, в старой существующей модели демократии. Но неожиданным образом он перевел разговор в другую плоскость, чем ту, которую видит большинство несистемных оппозиционеров. Они говорят: вот слишком много «Единой России», давайте ее потесним, вместо нее пусть будет побольше «Справедливой России» или Коммунистической парии, или какой-либо другой партии; вот нас не устраивает Чуров, давайте вместо него назначим некого условного Дурова. То есть практически речь идет о том, чтобы от существующей сейчас политической команды власть забрать целиком или полностью, или частично и передать какой-то другой политической команде, другому набору, выражаясь старым советским языком, номенклатуры. Путин сказал: нет, дело не в этом; дело в том, что наши граждане дозрели до того, что они хотят непосредственно участвовать в управлении государством, и участвовать не просто приходя и голосуя, это, безусловно, их право. И для того, чтобы это право более эффективно использовалось, уже внесены законопроекты. Но они хотят участвовать и между голосованиями, в момент принятия решений. Он предложил целую программу обеспечения такого активного участия граждан. Это, во-первых, ни один значимый законопроект не должен приниматься Государственной Думой до тех пор, пока он широко не обсужден со всеми заинтересованными лицами. Это и общественные организации, которые представляют крупные объединения граждан, которые заинтересованы в этом законе или, наоборот, не заинтересованы в нем. Это и сами люди, которые могут обсуждать его в интернете. Должно быть такое обсуждение организовано. Или обращаясь и участвуя в различного рода общественных слушаниях. Вот до такой общественной экспертизы законопроекта он просто не должен и не может рассматриваться в парламенте. Он сказал, кстати, очень важную в этом смысле мысль, прошу прощения за некоторую тавтологию, о том, что на самом деле надо и язык законопроектов поправить. Сегодня многие законы, может даже и хорошие, но написаны таким языком, что простые граждане не в состоянии в них разобраться. А они должны разбираться. Значит, язык нужно качественно улучшать. Он сказал о том, что нам нужно дать больше возможностей саморегулируемым организациям. Это очень важный момент. Что такое саморегулируемая организация? Государство не может за всем проследить. И вот сейчас за стандартами качества начинают следить уже сами те организации, которые производят те или иные товары и услуги. Собственно говоря, идея ненова. Это мы как бы на новом витке возвращаемся к тому, что было. Когда ремесленные цеха еще мастеровые делали, они объединялись, и они тогда первыми стали устанавливать стандарт. И попробуй кто-либо этот стандарт нарушить и смухлевать. Сам ремесленный цех его жесточайшим образом наказывал. Мы на качественно новом уровне к этому возвращаемся. Он сказал, что в интернете сейчас хорошая практика обсуждения законов, законопроектов. Но ведь можно пойти и по другому пути. Можно чтобы люди, собравшие определенное количество подписей под своим законопроектом или под своим предложением, предположим, 100 тысяч, в интернете, но это, разумеется, не анонимные авторы, а те, кто зарегистрировался и те, кто хочет непосредственно участвовать в политике, или собрав подписи иным путем, эти люди могут обратиться и в этом случае парламент будет обязан как минимум рассмотреть данный вопрос. Он сказал, что мы шире должны использовать практику референдумов и опросов на местном уровне. Оценка работы, допустим, начальника районного отделения полиции оценка работы ЖКХ местного — может ставиться в том числе и через опросы референдума. Решения о том, прокладывать трассу или не прокладывать, рубить рощу или не рубить рощу — должно шире и шире приниматься на местных референдумах. Он сказал, что необходимо дать право общественным объединениям защищать интересы своих членов, в том числе в судах. Это очень важно, например, для профсоюзов. Потому что многие граждане не решаются сами обратиться в суд в отношении своего работодателя. И это очень важно для судов. Потому что одно дело, когда перед тобой просто стоит человек, а другое дело, когда его интересы представляет мощная общественная организация, имеющая своих юристов, свои связи с прессой — это встряхнет судебную систему. О предложениях Геннадия Зюганова мы поговорим после небольшой паузы. Продолжаем наш разговор. Мы в начале нашего разговора поговорили о политических предложениях, которые сделал в своей статье о качестве государства Владимир Путин. А вот предложения, которые прозвучали от Геннадия Зюганова. Основной набор предложений, с моей точки зрения, достаточно стандартен, но есть одна интересная новация. Геннадий Зюганов предложил объединить на некий переходный период (длину его он не назвал) посты президента и председателя правительства Российской Федерации. Напомню, что это две самых мощных должности в нашей стране, которые обладают наибольшим объемом полномочий. Геннадий Зюганов сказал: сейчас, на переходный период, когда кризис, необходимо, чтобы президент сам лично руководил правительством, сам лично был премьер-министром и в этом качестве, одновременно будучи и президентом и премьером, осуществлял свое руководство. С моей точки зрения, это предельно откровенное заявление. Выскажу свою позицию, которая во многом показывает реально отношение коммунистов к таким понятиям, как разделение власти и демократии. Могу сказать, конечно, когда коммунисты находятся в оппозиции, они ярые сторонник разделения властей, они ярые сторонники демократии, это несомненно. Но когда они приходят к власти или хотя бы начинают мечтать о своем приходе к власти, ситуация меняется. Мне возражают уже, вот я вижу одно из SMS-сообщение: «У нас и сейчас президент руководит правительством». Так, да не так. Все-таки президент — это всенародно избранное лицо. В этом плане он равен как минимум по факту своего избрания парламенту, Государственной Думе, и Государственной Думе президент абсолютно не подотчетен. Государственная Дума в том случае, если президент грубо нарушит закон, может возбудить по Конституции процедуру импичмента. Но решение будет принимать не она, решение будут принимать судебные инстанции. А отчитывать президента, давать оценку его работе Государственная Дума не правомочна. А вот премьер-министр, в отличие от президента, Государственной Думе вполне подотчетен. Во-первых, президент должен получить согласие на назначение премьер-министра у Государственной Думы. Во-вторых (это тоже была, кстати, инициатива Путина), премьер должен ежегодно прийти в Государственную Думу с отчетом и отчитаться о деятельности правительства. А в период кризиса такие отчеты происходят ежеквартально. В том случае, если президент становится главой правительства, он, разумеется, отчитываться перед Государственной Думой не будет, она не вправе давать ему оценку. Государственная Дума о Конституции может выразить недоверие правительству. Она не может выразить недоверие президенту. Поэтому концентрация власти в руках президента и премьера, с моей точки зрения, означает то, что роль, значение Государственной Думы, роль, значение парламента существенно снизится. Само по себе принятие этого решения потребует, наверное, экстремальных каких-то шагов. Почему? Потому что это изменение Конституции и федерального конституционного закона «О правительстве». Я могу сказать, на сегодняшний день, чтобы принять такое решение, нужно иметь две трети в Государственной Думе. Таким двумя третями компартия не располагает, поэтому, несомненно, Геннадий Андреевич будет вынужден прибегнуть к референдуму для того, чтобы провести такое решение. Я сомневаюсь, что вынося на референдум вопрос, он будет ставить вопрос только об объединении должностей. Скорее всего, речь будет идти о расширении полномочий президента и, естественно, в ущерб парламенту. Таким образом, мы видим две модели, и очень хорошо, что они были высказаны сейчас, в канун выборов. Владимир Путин говорит о том, что необходимо максимально обеспечить участие граждан в принятии государственных решений на самых разных уровнях не только через голосование, но и через прямое участие в работе государственной машины и машины местного самоуправления. Те, кто поддерживают эту позицию, что сейчас самое актуальное — обеспечить участие граждан в принятии государственных решений, вы можете позвонить по телефону 916-55-81 и сказать «да». Те, кто считает, что прав Геннадий Зюганов — сейчас необходимо объединить посты президента и премьера, сконцентрировать власть в руках одного человека, победившего на президентских выборах, для того, чтобы провести некие антикризисные меры, могут позвонить по телефону 916-55-82. Сейчас давайте послушаем звонки наших радиослушателей. Здравствуйте. Как вас зовут?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вячеслав. Вы сейчас говорили о местном самоуправлении, чтобы народ принимал участие в управлении. Параллельно с президентскими выборами в Москве будут проходить выборы в муниципальные собрания. Вопрос вам, как представителю партии «Единая Россия», почему все те, кто на прошлых выборах шли от партии «Единая Россия», сейчас стали вдруг самовыдвиженцами и их нет, как единороссов?

А.ИСАЕВ: Во-первых, люди не скрывают свои партийные принадлежности. Решение, которое было принято партией на региональном уровне в Москве, что главная задача, которая сегодня стоит перед муниципальными советниками, перед людьми, которые должны решать вопросы людей, — это вопросы в основном хозяйственного значения, это вопросы прикладного значения. Поэтому для нас самое главное, что сегодня местное самоуправление, которое в ближайшее время, если будут реализованы предложения Владимира Путина, получит дополнительные источники финансирования — это, например, налоги с малого бизнеса, получат дополнительные рычаги, чтобы туда пришли в первую очередь профессионалы. Это решение, которое приняла в данном случае «Единая Россия». Я думаю, что это решение может кем-то критиковаться. Но, с моей точки зрения, это решение вполне обосновано. Возвращаемся к обсуждению вопроса: как вам нравится предложение Владимира Путина и предложение Геннадия Зюганова? Пожалуйста, мы вас слушаем.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я думаю, что предложение Зюганова нереально.

А.ИСАЕВ: Почему?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что в нашей стране один пост уже был во времена Иосифа Виссарионовича.

А.ИСАЕВ: Он занимал два поста: но один пост был партийный — генсек партии и один — председатель правительства.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У нас сейчас вместо партийного — президент, в общем, это одно и то же. Тем более под руководством «Единой России». То есть полная копия того периода. Поэтому, я думаю, что сейчас вряд ли кто-нибудь пойдет.

А.ИСАЕВ: Как вас зовут?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Александр.

А.ИСАЕВ: Скажите, пожалуйста, Александр, все-таки предложение объединить посты прозвучало не от «Единой России», оно прозвучало от лидера Коммунистической партии.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я знаю. Так коммунисты всегда придумывали что-то интересное.

А.ИСАЕВ: Вы это предложение не поддерживаете, так я понял?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я это предложение не поддерживаю. У меня к вам один вопрос. Вчера я слышал информацию: если Путин будет избран, то он инициирует новую партию, и не говорят, что «Единая Россия» там будет или не будет. Если Путин такую партию создаст, вы в какой останетесь, в той или пойдете в новую?

А.ИСАЕВ: Я хотел бы сказать следующее: я не обсуждаю гипотетических ситуаций. Сегодня Путин является лидером партии «Единая Россия». Но мы понимаем, что поддержка Владимира Путина шире, чем поддержка партии «Единая Россия». Именно поэтому сегодня существует Общероссийский народный фронт. Туда вошли организации, такие как Федерация независимых профсоюзов России, Союз пенсионеров России, туда вошли ветеранский организации афганцев и много других объединений. И далеко не все там являются сторонниками партии «Единая Россия». Поэтому сегодня идет соревнование не партий и не партийных программ. Сегодня в первую очередь соревнование личностей, которые предъявили свои программы. Во всяком случае, Владимир Путин публикует серию статей, где он излагает свои взгляды, свои позиции. Мне кажется, что в данном случае выбор — это выбор между личностями. Владимир Путин нигде и никогда не говорил, что он предлагает ликвидировать «Единую Россию» и создать какую-то партию вместо нее. Давайте послушаем еще звонки. Пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Людмила. Я хотя голосую за КПРФ, но я хочу сказать, что Владимир Путин победит. И я бы хотела, чтобы он и правительство возглавил, и президентом был.

А.ИСАЕВ: То есть вы поддерживаете предложение Геннадия Зюганова?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Даже если я голосую за Зюганова. Я знаю, что Путин победит. Чтобы он именно совмещал эти две должности.

А.ИСАЕВ: А почему вам кажется, что это нужно сделать?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что на дворе кризис: на Западе кризис, у нас кризис. Потому что здесь нужно ручное управление, хотя бы на данном этапе.

А.ИСАЕВ: Людмила, понятно. Спасибо за вашу позицию. Мы обсуждаем важные вопросы. Это политические программы, которые заявлены были двумя кандидатами в президенты России Владимиром Путиным и Геннадием Зюгановым. Позвонила Людмила и сказала о том, что она считает, что победит Владимир Путин, но хотела бы, чтобы он реализовал предложение Геннадия Зюганова, то есть совместил посты президента и премьера. Я напомню, что в истории нашей страны такое совмещение, строго говоря, было один раз — когда Борис Ельцин в 1992 году принял на себя полномочия премьер-министра. Фактическим премьером, тем не менее, все равно был Егор Гайдар. Дело в том, что полномочия президента очень велики. Президент это не только глава исполнительной власти, это еще и человек, который выступает в роли арбитра. Арбитра, который помогает выяснить отношения, если возникает напряженность в отношениях между исполнительной властью и законодательным органом, между губернатором, регионами и федеральным центром. И эта функция арбитра, несомненно, крайне важна. И в этой связи мне представляется такое предложение опасным — объединение постов президента и премьер-министра — особенно в условиях нынешней Российской Конституции. Кроме того, подчеркиваю еще раз, что в этом случае подконтрольность правительства парламенту резко снижается. Потому что сегодня премьер-министра — это фигура, которая утверждается парламентом и обязана перед парламентом отчитываться. Президент не обязан отчитываться перед парламентом и, несомненно, в этом смысле он менее парламенту подконтролен. А что думаете вы? Пожалуйста, слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Олег. Я думаю, что на данном этапе только Коммунистическая партия может вытащить страну из этого ужаса и хаоса. Путин — ставленник олирахата, и они сейчас делают на него ставку, и делают все возможное лишь бы его оставить у власти. Потому что если они его не поднимут на вершину, им будет крах. Поэтому нужно, чтобы была компартия, а Зюганов умный человек.

А.ИСАЕВ: Олег, можно я задам вам вопрос. Ведь у нас была ситуация, когда страна тоже стояла в достаточно сложном положении, это был 1991 год, и тогда у власти находилась как раз Коммунистическая партия.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Там не было Коммунистической партии, там были предатели.

А.ИСАЕВ: Олег, послушайте меня, я же вас внимательно слушал. В 1991 году у власти находилась Коммунистическая партия, в состав которой входит в качестве члена и работал в центральном аппарате этой партии, в том числе Геннадий Андреевич Зюганов. В 1992 году эта партия была воссоздана после решения Конституционного суда. Но, тем не менее, у нас есть опыт кризиса 1991 года, когда Коммунистическая партия находилась у власти. Он должна была, по вашей логике, вытащить страну из кризиса, не допустить переход к олигархату и так далее. Почему этого не произошло?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что в тот момент произошло предательство, и был расстрел Дома Советов, кровавый расстрел коммунистов, которые стояли и защищали страну.

А.ИСАЕВ: Спасибо, Олег. Я хотел бы сказать следующее. Ведь дело в том, что предательство, возможно, произошло. Но произошло, по мнению Олега, скорее всего, на самом верху Коммунистической партии. Но ведь этот верх был сформирован не «Единой Россией», не «Справедливой Россией», не ЛДПР. Этот верх был сформирован Коммунистической партией. Вот именно этих людей Коммунистическая партия выдвинула на свою вершину, именно эти люди принимали решение в 1991 году. Поэтому предъявлять претензии за этих людей кому-либо, кроме Коммунистической партии, мне представляется странным. Еще один момент, на который я хотел бы обратить внимание, Олег. Распад Советского Союза, в конце концов, был закреплен ратификацией Беловежских соглашений. За ратификацию Беловежских соглашений проголосовали, в том числе и все находившиеся в тот момент в составе съезда Народных депутатов депутаты-коммунисты. Некоторые из них сейчас входят в состав фракции КПРФ в Государственной Думе. Они прекрасно знают, о ком я говорю. И поэтому в этом смысле они признали факт распада Советского Союза. Еще один важный момент. В конце 90-х годов, а именно после выборов в Государственную Думу 1995 года, Коммунистическая партия лидировала, она обладала самой мощной фракцией в Государственной Думе. Половина территории России жила и управлялась губернаторами-коммунистами. Почему тогда не были предприняты эти героические усилия по выводу России из кризиса? Почему тогда не были предприняты усилия, которые обеспечили бы спасение страны, например, от дефолта 1998 года? Для меня это остается загадкой. Во всяком случае, несколько раз исторический шанс Коммунистическая партия получала. Но в данном случае наши расхождения политические с Олегом вполне очевидны. Давайте послушаем еще один звонок. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Анатолий. То, что вы сказали, почти правильно, но не нужно предполагать, что только вы это понимаете и что только ваше толкование правильно по поводу развала. Теперь что касается позиции Зюганова. Я предполагаю, что это решение обусловлено тем, что когда (но маловероятно, что он победит на выборах) то у Думы, которая будет очень разношерстная, будет механизм давления на руководство страны. Это еще один способ опять ввергнуть страну в хаос.

А.ИСАЕВ: Анатолий, то есть вы считаете, что в случае победы Геннадия Андреевича Зюганова в качестве президента, Дума не должна иметь возможность давить на него. Решение должен принимать он, персонально, как человек.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Решение, конечно, будет приниматься коллегиально. Это все понятно.

А.ИСАЕВ: А как оно будет приниматься коллегиально, если он лишает Государственную Думу контроля за деятельностью правительства. В чем будет заключаться коллегиальность?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он будет ограничивать функции контроля. И я бы так сделал на этом этапе.

А.ИСАЕВ: Анатолий, как вы думаете, как долго этот этап должен продлиться?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что не долго, на период стабилизации, когда будут проведены самые необходимые, самые актуальные антикризисные реформы. К сожалению, нас еще и вороны окружают со всех сторон. Это вы, наверное, знаете лучше меня, я думаю.

А.ИСАЕВ: Анатолий, я знаю, что многие действительно не хотят успеха России, мы об этом говорили в нашей прошлой передаче. Спасибо вам большое. Ваша точка зрения мне понятна. На самом деле, довольно много людей у нас считают, что необходима сильная рука для наведения порядка. И многие считают, что это может быть временным решением. Я все-таки историк по образованию, поэтому я позволю себе еще воспользоваться своим историческим образованием и напомнить одну замечательную вещь. Вы знаете, как называлось первое советское правительство? Оно имело два названия: первое название всем широко известно — это Совет народных комиссаров, а второе — это Временное революционное правительство. Почему оно было временным? Потому что создано оно было временно, до созыва учредительного собрания. Через несколько месяцев, как вы знаете, было создано, а впоследствии распущено, учредительное собрание. Его так и не оказалось, а временная мера оказалась продленной на 70 лет. Поэтому это тоже история временных мер, которая у нас существует. На самом деле это серьезный выбор, который предложен двумя реальными кандидатами. Владимир Путин сказал, что сейчас общество дозрело до того, чтобы активно включать граждан в процесс принятия решений. И те, кто поддерживает его позицию в этом, — 916-55-81. Геннадий Зюганов сказал, и Анатолий об этом красноречиво достаточно говорил в нашем эфире, что сейчас необходима централизация власти в руках одного человека временно, и поэтому надо объединить посты президента и премьера — 916-55-82. Я смотрю, очень интересно идет голосование. Предложение Геннадия Зюганова совместить посты президента и премьера, я могу сразу сказать, что мне это предложение не нравится, оно пользуется достаточно серьезной популярностью. Еще интересный вопрос, который задан по SMS: «Почему Владимир Путин раньше не сделал такие предложения? Где он был 12 лет назад?». Я отвечу на этот вопрос. На мой взгляд, на него достаточно убедительно отвечал сам Владимир Путин и в своей статье, и во время встречи с политологами. Каждому овощу — свое время, каждой реформе — свое время, до каждого уровня реформ общество должно дозреть. В начале 90-х годов нам всем казалось: нам достаточно выбрать демократическим путем депутатов — с одной стороны и президента — с другой стороны, и дать и депутату, и президенту максимум полномочий — и все будет хорошо, потому что и тот и тот — избранники народа, и в данном случае они должны действовать в одном направлении. И мы помним, чем это закончилось. Это закончилось столкновением сначала политическим, а потом прямым кровавым столкновением в столице нашей родины в 1993 году. Нам казалось, что давайте сделаем средства массовой информации независимыми от государства, пускай они будут независимыми, живут сами. Чем это завершилось? Они сначала стали независимыми, но бедными. Потом их достаточно быстро скупила узкая группа олигархов, буквально речь идет о семи человеках, банкирщиках, которые потом сообща определяли информационную политику: о чем надо говорить нашим гражданам, о чем не надо. Мы долгое время считали, что на самом деле пускай губернатора выбирает народ, пускай еще эти губернаторы будут в Совете Федерации и от имени своего региона отстаивают право региона и могут наложить вето на неправильное решение Государственной Думы. Чем это закончилось? Это закончилось тем, что в тот момент губернаторов своих смогли проводить полукриминальные структуры. Они скупали все газеты, они скупали пиарщиков, они скупали возможности. И в результате губернаторы одновременно оказывались не подчиненными центральной власти, президенту, неприкосновенными, потому что они были членами Совета Федерации и такими своеобразными баронами. Не хочу сказать, что все губернаторы были плохие, но мы знаем, что некоторые воспользовались этой ситуацией. Таким образом, казавшиеся тогда демократическими реформы привели к обратному результату. Смягчали уголовное право, в результате не стали сажать работодателей, которые не выплачивали вовремя заработную плату своим работникам. Смягчали уголовное право — на первых полосах газет стали печатать «Обналичу за 2 процента». Поэтому тогда, в 2000 году, и Путин об этом открыто говорит, была другая повестка — надо было собрать страну, которая практически разваливалась. И это потребовало централизации власти, это потребовало жестких решений при сохранении общедемократических тенденций. Сейчас это преодолено, люди стали жить по-другому. Они расширили кругозор, как он говорит «вышли из скорлупки своего мирка». Сегодня их беспокоят другие вещи: не только как я сегодня выживу, как моя семья выживет, но и что будет происходить дальше с моей страной. Это, значит, требует новой повестки дня. Как вы считаете? Добрый вечер.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Борис Павлович. Вы очень интересно рассказываете. Кстати, почему ваша передача называется «Атака»? Кого вы атакуете?

А.ИСАЕВ: Это предложение руководства радиостанции. Они считают, что очень экспрессивная манера у меня ведения, поэтому так они и предложили.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы атакуете слушателей РСН, надо полагать так?

А.ИСАЕВ: Слушатели могут контратаковать. Скажем, в хорошем плане атакую.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы воспеваете Путина, как единственного Спасителя, Мессия.

А.ИСАЕВ: Я не считаю, что это Спаситель, Мессия. Я вообще считаю, что ни один человек не может быть Спасителем, Мессий. Но я поддерживаю Путина, да, это так.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Как вы относитесь к тому, что многие слушатели РСН его, мягко говоря, не поддерживают?

А.ИСАЕВ: Это их право, у нас демократическое общество. У нас была ситуация, когда 99,9 процента должны были прийти и поддержать. Мы от этого состояния ушли. Поэтому теперь кто-то поддерживает, кто-то не поддерживает.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это слишком далекие времена, и вы их вольно весьма трактуете. Я человек не молодой, поэтому мне про эти времена не надо рассказывать, я их лучше вас знаю. А те времена, которые устраиваете вы под руководством ВВП…

А.ИСАЕВ: Борис Павлович, а чем вы конкретно недовольны и что вам не нравится в предложениях Путина и нравится, допустим, в предложениях Зюганова? Я чувствую, у вас такой настрой.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, разумеется, вы весьма прозорливы. У Зюганова предложения направлены на то, чтобы страну поднимать из создавшейся ситуации и выводить вперед.

А.ИСАЕВ: А в чем заключаются эти предложения?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Предложения заключаются в том, что надо восстанавливать экономику.

А.ИСАЕВ: Путин тоже предлагает не просто восстанавливать, а развивать экономику. В чем разница, с вашей точки зрения?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не развивать, а восстанавливать в данном случае — это будет правильная формулировка. Потому что экономика под руководством ВВП угроблена.

А.ИСАЕВ: Борис Павлович, это не соответствует статистике. Под руководством ВВП у нас экономика удвоилась.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У вас такая статистика, а у нас жизнь. Мы в разных мирах живем.

А.ИСАЕВ: Борис Павлович, что вы поддерживаете в программе Зюганова?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В программе Зюганова я поддерживаю то, что направлен курс на восстановление функций государства в экономике, национализация.

А.ИСАЕВ: Национализация чего?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Стратегических отраслей, прежде всего, природных ресурсов. Вам это известно, так зачем вы мне задаете вопрос?

А.ИСАЕВ: Борис Павлович, а вы знаете, что по Конституции природные ресурсы, то есть недра Российской Федерации принадлежат народу России.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это Путин говорил. Только вот доходы от них кому принадлежат? Путин в последние годы очень научился заниматься словоблудием.

А.ИСАЕВ: Борис Павлович, извините, это нескромный вопрос, но скажите, вы пенсию получаете или еще нет?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, разумеется. Спасибо Путину родному.

А.ИСАЕВ: Вот вы говорите «куда идут природные ресурсы». Вы знаете, что половина бюджета Пенсионного фонда складывается из природной ренты, то есть из налога на добычу полезных ископаемых. Вот один из ответов, куда идут эти ресурсы, они в данном случае идут, в том числе и вам. Разве не так?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Уважаемый Андрей Константинович, до Путина было 7 миллиардеров, а сейчас их, по-моему, 107. За счет чего они разбогатели?

А.ИСАЕВ: Борис Павлович, вы важный вопрос задали, я обязательно на него отвечу. Борис Павлович задал важный вопрос, на самом деле. Он человек, который имеет стойкие убеждения, за что можно только с большим уважением к нему относиться. Он поддерживает Коммунистическую партию, и сказал, что растет количество миллиардеров. Честно говоря, наверное, это выглядит вопиющей несправедливостью, именно потому, что у нас достаточное количество бедных людей. Если бы мы были богатой страной, нам было бы не так обидно, что есть кто-то, кто богаче нас. В ситуации, когда многие наши граждане, к сожалению, достаточно бедны — это вызывающе выглядит, это вызывающе звучит и это правда. Но здесь мы тоже должны понять одну важную, на мой взгляд, вещь. Мы с вами все, и в том числе Путин, сели в уже движущийся поезд, мы не отходили с вокзала, где все было прекрасно, все было великолепно: стояли ларьки с пирожками, мы сели, все замечательно, поехали, и вот в дороге все растеряли. Наоборот, мы стартовали в ситуации распавшегося государства. В истории человечества я не приведу вам ни одного примера, к сожалению, когда государство распадается, целая часть его, в том числе важнейшие части остаются за рубежом, рушится государственная машина, а люди при этом начинают жить хорошо, получать более высокие пенсии, более высокие зарплаты и более высокие доходы. Увы, это не так. Сам по себе распад государства уже является плохим стартом. После этого последовали 10 лет, 90-х годов. Могу сказать, в данном случае выражаю свою точку зрения, что эти 90-е годы прошли под знаком того, что те, кто сейчас правые и критикуют Путина справа, либералы — находились у власти в правительстве, те, кто сейчас левые — находились в Государственной Думе. К сожалению, этот период был использован не на то, чтобы укрепить страну, не на то, чтобы преодолеть системный кризис. Долги по зарплатам росли, долги по пенсиям росли, социальные обязательства в 6 раз превосходили бюджет. Минимальный размер оплаты труда не индексировался последней Государственной Думой до прихода Путина, которая была (это была вторая Госдума) в течение четырех лет, и оставался равным 83 рублям 49 копейкам. Путин начал при этом решать много вопросов сразу. Нужно было отдать долг, потому что этот долг делал Россию не суверенным государством. У нас долг равнялся 1,5 ВВП. И не только Ельцин этот долг создал, прошу прощение. Долг начал набираться в 80-е годы, когда у власти находилась еще Коммунистическая партия Советского Союза. И потом был успешно продолжен это набор долгов той властью, которая пришла в 90-е годы. Но этот долг требовал от нас, например, чтобы президент согласовывал состав правительства с Международным валютным фондом, чтобы правительство предъявляло свой меморандум, где излагало свою политику. И только в этом случае МВФ принимал решение: продлить нам кредит — не продлить, брать с нас процент за кредит — не брать. Эту зависимость Путин преодолел. Путин одновременно начал решать социальные проблемы. Да, сегодня, и это для нас для всех крайне тяжело и неприятно, остаются низкие пенсии, остаются низкие зарплаты, остаются нерешенными многие проблемы. Но они решались, мы двигались. Мы ушли от того ужаса, когда зарплату не платили. Мы ушли от того ужаса, когда пенсию не платили. И принимаются важные решения. Например, подтянули в 2010 году пенсии пенсионерам, заработавшим стаж в советский период. Сейчас подтягивают пенсии военным пенсионерам. Сейчас принимается решение о повышении денежного довольствия военнослужащим. Принимается решение о повышении, наконец, зарплаты учителям. Первым указом Ельцин подписал, что средняя заработная плата учителя в регионе должна быть не ниже средней заработной платы по экономике. Это никогда не было реализовано. Это будет реализовано в этом году. Это, на мой взгляд, результат реальных усилий, которые предпринимает Владимир Путин. При этом, несомненно, его критикует оппозиция, она требует большего. Но оппозиция всегда должна требовать большего, в этом ее социальная функция. А что думаете вы? Пожалуйста, слушаю вас. Вас как зовут?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Георгий. Вы всегда говорите, что в 90-х годах коммунисты были у власти, что у них большинство было в Думе, но это же ложь наглая.

А.ИСАЕВ: Георгий, я не говорю, что у них было большинство в Думе. У них была самая большая фракция в Думе, им принадлежал пост председателя Государственной Думы, посты руководителей ключевых комитетов. Вместе с такими фракциями как Аграрная группа — это был их союзник, группа народовластия и с регионами России они набирали большинство по ключевым вопросам. Например, коммунисты набрали большинство по очень значимому вопросу и очень обидному для Ельцина — о денонсации Беловежских соглашений. Он ничего уже не мог изменить, потому что время ушло. Но, тем не менее, они набрали для этого необходимое количество голосов. Они набрали большое количество голосов при голосовании за импичмент Ельцину. Они не набрали 300, но было явное большинство. Просто не было необходимого по Конституции большинства. Таким образом, по ключевым вопросам коммунисты имели возможность набирать голоса во второй Государственной Думе. И в этой связи я задаю вам вопрос, а что такого радикального, принципиального они предложили? В 1998 году вместе оппозиционные партии «Яблоко», КПРФ и ЛДПР располагали двумя третями голосов в Государственной Думе. Если они заботились о гражданах, в условиях дефолта, почему они не сказали «все, мы откладываем нашу грызню, мы создаем пакет чрезвычайных мер, которые обеспечат вывод страны из кризиса». Хотя бы то, что предложил и сделал Путин спустя буквально 1,5-2 года. Почему этого не было сделано? Еще звонок. Пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Виктор. Москва.

А.ИСАЕВ: Добрый вечер.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Андрей, скажите, пожалуйста, когда Владимир Владимирович пришел к власти, нефть сколько стоила?

А.ИСАЕВ: В этом случае здесь взаимозависимая вещь. Когда Владимир Владимирович пришел к власти, нефть стоила…, в 1998 году она стоила 12 долларов за баррель. Но она стоила именно таким образом во многом потому, что мы не контролировали вопросы наших природных ресурсов. Владимир Путин поставил это под контроль. Владимир Путин поставил в качестве задачи нашей международной политики договориться с ОПЕК, и это во многом сработало на повышение цены на нефть.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. Значит, с 12 долларов нефть поднялась до 120 долларов. То, что Путин не разбазарил ничего, сберег, это тоже хорошо. Но у нас построены новые дороги, построены новые перерабатывающие предприятия? Нет, не построено. Правительство взяло сейчас огромные обязательства. Но мы сидим на двух трубах, понимаете, двух кранах. Если эти краны, допустим, завтра будут 12 долларов стоить, нефть и газ упадут в цене, то нам, извините, капец. И все обязательства рухнут как карточный домик.

А.ИСАЕВ: Виктор, я вас услышал. На самом деле, действительно, сырьевая зависимость сохраняется. Кстати, Путин об этом открытым текстом говорит. Не в этой статье, в предыдущей, он сказал о том, что сырьевая зависимость экономики, к сожалению, не преодолена. Но нельзя сказать, что ничего не строилось, не создавалось. Были построены предприятия, и давайте поговорим об это в нашей следующей программе: я назову вам конкретные предприятия. Велось строительство дорог. Могу сказать, что приведение дороги крупных городов России — это была программа — такого дорожного строительства не велось 25 лет. В 1985-86 годах был завершен капитальный ремонт домов, после этого он не производился. В момент запуска проекта «Корпорация ЖКХ» было отремонтировано, капитальный ремонт осуществлен, около 200 тысяч домов по нашей стране. Поэтому говорить, что ничего не делалось — неправильно. Возможно, мы сделали недостаточно. Но, согласитесь, стартовые условия были не очень хороши. Если вы говорите о том, что государственная машина не очень эффективно работала, — это правда. И откаты, и коррупция — это все существует. Но это существовало в России очень долго и в 90-е годы вышло практически из-под контроля. Нам потребуются еще определенные усилия общие, и Путин тоже об этом говорит в своей статье, для того чтобы загнать в подполье эту коррупцию и чванство бюрократического аппарата. Это придется делать еще определенное количество времени. Хочу напомнить, что в 90-е годы вопрос о взятках обсуждался практически открыто, не было почти ни одного процесса. Взяли руководителя «Росстата» и, собственно, на этом дело практически завершилось. А сейчас процессы о взяточниках, аресты взяточников происходят достаточно часто. Это означает, что мы начали чиститься, мы начали очищаться. Но, тем не менее, предстоит серьезная работа нам всем. Я хочу подвести итог нашего голосования. Он для меня, конечно же, не самый приятный. Наверное, я был сегодня не слишком убедителен. За идею того, что нужно более активно вовлекать граждан в политическую жизнь, проголосовало 18 процентов. А вот идея совмещения постов — президента и премьера — набрала 82 голосов. Хотя не так много сегодня проголосовано, меньше, чем голосовало на прошлой нашей передаче. Значит, давайте будем спорить, давайте будем стремиться и убеждать друг друга. У нас остается совсем немного времени. Я хотел бы предложить вам подумать, в следующий раз мы, может быть, тоже обсудим одну очень важную тему. Тему, которую тоже затронул Владимир Путин. Он предложил сократить новогодние каникулы. На «Русской службе новостей» проводился соответствующий опрос, очень многие радостно восприняли это предложение, особенно предложение — перенести эти дни на май. Я хотел бы сейчас высказаться с точки зрения другой части общества. Это с точки зрения тех родителей, у которых есть дети-школьники, для них каникулы важны. С точки зрения тех, кто проживает в северных территориях: там в майские праздники еще снег идет, а вот в новогодние каникулы, когда лютый мороз, можно посидеть дома. Поэтому мне показалось очень важным, что Владимир Путин предложил не убрать новогодние каникулы, а сократить их. Оставить, но сократить — это отличие, кстати, его от предложения оппозиции. Но самое главное, мне кажется, что мы должны в данном случае внять призыву Владимира Путина и это предложение широко обсудить. Потому что мы все вместе, а в первую очередь профсоюзы, работодатели, правительство российское, комиссии, должны все взвесить и принять такое решение, которое было бы поддержано обществом, консенсусом. Речь идет об укладе жизни народа: именно к этому относятся каникулы, праздники и тому подобные решения. Я думаю, что мы сделаем первый шаг на пути реализации того, что предложил Владимир Путин, — проведем хорошее, здравое обсуждение и, наверное, найдем решение, которое устроит абсолютное и подавляющее большинство наших граждан. Об этом мы переговорим с вами в следующей нашей программе, как и о многих других вещах. Сегодня у нас были очень жаркие споры. Мне понравилось, что звонили оппоненты. Мы и предполагали, что в первую очередь будем давать в этой программе слово оппонентам, поэтому программа называется «Атака». Встретимся, атакуем, контратакуем, а, самое главное, услышим друг друга в следующую субботу.