Исаев Андрей Константинович

Опрос

В условиях экономического кризиса государство должно
максимально экономить деньги, сворачивая все программы
финансово максимально поддерживать граждан и, соответственно, покупательную способность

Голосовать

Ссылки

2. Дума

Новости

Настоящая подлинная демократия может быть только суверенной

30 августа в Москве прошел круглый стол "Суверенное государство в условиях глобализации: демократия и национальная идентичность", в котором приняли участие Заместитель Руководителя Администрации Президента – помощник Президента РФ Владислав Сурков, ведущие политики, политологи.

Член Президиума Генерального совета "Единой России" Андрей Исаев:

- Термин "суверенная демократия", который в последнее время стал центром общественной дискуссии, нас очень радует. Я уверен, что в результате той дискуссии, которая предстоит в нашей партии, "суверенная демократия" станет одной из стержневых идей наших программных документов. Я согласен, что демократия не нуждается в прилагательном. Можно сказать, что "суверенная демократия" - это неудачное название, если рассуждать терминологически. Но я могу привести массу неудачных терминов. Например, неудачный термин "социал-демократия", потому что демократия не бывает несоциальной. Тем не менее, этот термин прижился для обозначения вполне определенного ясного явления. Мы понимаем, что, живя в определенной политической ситуации, мы должны ее как-то обозначать. Надо понимать, что язык живой, язык терминов живой, он требует постоянного уточнения.

"Суверенная демократия" позволяет нам, "Единой России", подчеркнуть ценностный выбор. Мы отделяем себя словом "демократия" от тех, кто в той или иной форме выступает за восстановление авторитарного государственного социализма, и термином "суверенная" от тех, кто в 90-е годы в результате своей деятельности для значительной части общества сделал слово "демократия" ругательным. Мы сознательно выбираем это потому, что суверенная демократия является на сегодняшний день наиболее значимым ценностным выбором, выстраданным нашим народом.

Народу нужен ориентир, многие помнят, как мы пережили в 80-90 годы этап национального унижения, когда Россия проигрывала всюду, начиная со спортивных соревнований, кончая конкуренцией. Страшное унижение для народа, который привык быть лидером, привык быть народом одной сверхдержавы.

Разные народы по-разному себя самоидентифицируют. Суверенитет, как мне кажется, для нашего народа является еще одним важным ценностным понятием. Русский народ, так исторически сложилось, в основном идентифицирует себя через государство. Государство для него является формой жизненного существования. Уезжая, они не образуют диаспору, а сразу же теряют связь с собственным государством.

Поэтому отвращение части общества к демократии связано именно с тем, что демократию стали воспринимать как утрату суверенитета. Поэтому для нас принципиально важно соединить эти понятия, сказать, что демократия – это не враг суверенитета, это не предательство национальных интересов, это не ситуация, когда государство становится безвольным. Демократия вполне сочетаема с суверенитетом. Я согласен, что настоящая подлинная демократия может быть только суверенной, потому что она должна действовать в интересах большинства. В этом заключается инструмент демократии. В этой связи я бы поостерегся говорить об авторитарных антидемократических традициях.

Съезд народных депутатов РФ внешне, наверное, выглядел гораздо более демократично, чем Государственная Дума, но работал гораздо менее эффективно, и был в гораздо меньшей степени полезен большинству. Значит, содержательно, формально менее демократичная Государственная Дума, более демократична, потому что соответствует основной цели демократии – осуществлению власти в интересах большинства.

По поводу оппозиции. Никогда в жизни не назвал бы нашу оппозицию карманной. Невозможно представить, чтобы в газетах демократической партии США регулярно обсуждали антинародный республиканский режим, говорили бы, кого, когда посадят-расстреляют, когда к власти придут демократы и таким образом наступит передел собственности. Наша оппозиция одна из наиболее жестких оппозиций в мире. Мне кажется, что когда мы говорим об отсутствии диалогового режима, то во многом это связано с отсутствием ответственности со стороны оппозиции.

30.08.2006 «Единая Россия»