Исаев Андрей Константинович

Опрос

В условиях экономического кризиса государство должно
максимально экономить деньги, сворачивая все программы
финансово максимально поддерживать граждан и, соответственно, покупательную способность

Голосовать

Ссылки

3. ЦСКП

Новости

Социальные итоги весенней сессии

         

Закончилась весенняя сессия Государственной Думы. Во время нее профсоюзным движением России была одержана огромная победа – принят выстраданный нами, готовившийся на протяжении четырех с половиной лет закон о запрете заемного труда. Схема заемного труда позволяла работодателям уклоняться от исполнения обязательств перед трудящимися, занижать цену рабочей силы, недоплачивать за работников взносы во внебюджетные социальные фонды. Такая схема в нашей стране будет запрещена с 1 января 2016 года.

В этом вопросе Российская Федерация идет впереди европейских стран, потому что сегодня в Европе, к сожалению, заемный труд разрешен и достаточно активно развивается. В Германии уже, по некоторым оценкам, до 40% трудящихся работают по схеме заемного труда, в Израиле – до 70%. В период нашей борьбы за принятие закона была организована международная кампания в нашу поддержку: мы получили обращения от 75 профсоюзных центров Европы, которые выражали солидарность с нами. Сейчас на уровне Международной конфедерации профсоюзов обсуждается вопрос о том, что европейские профобъединения будут инициировать принятие аналогичных законов в своих странах.

Также в весеннюю сессию Госдума ратифицировала две конвенции Международной организации труда: Конвенцию №140 об оплачиваемых учебных отпусках и Конвенцию №151 о защите прав на организацию и процедуры определения условий занятости на государственной службе. Напомню, что после воссоединения Крыма и Севастополя с Российской Федерацией возник вопрос, как быть с шестью конвенциями МОТ, которые на Украине ратифицированы, а в России нет. Мы договорились с Министерством труда и социальной защиты РФ о том, что эти конвенции будут выноситься на ратификацию и проходить ее в первоочередном порядке в течение года, чтобы международная защита трудовых прав граждан, которая распространялась на крымчан и севастопольцев, продолжила свое существование. Конвенции №140 и №151 как раз входят в блок этих шести конвенций. Поскольку у наших граждан, совмещающих работу с обучением, уже было право получать отпуска для подготовки к экзаменам и их сдачи, а также существовал и достаточно успешно действовал профсоюз работников государственных учреждений и общественного обслуживания, при ратификации этих двух конвенций проблем не возникло.

В 374 статью Трудового кодекса Российской Федерации была внесена очень важная поправка, связанная с защитой от необоснованных увольнений профсоюзных активистов, не освобожденных от основной работы. В свое время у нас существовала норма, в соответствии с которой увольнение председателей профкомов и их заместителей по наиболее спорным статьям (например, по несоответствию занимаемой должности или в связи с неоднократными незначительными нарушениями трудовой дисциплины) осуществлялось только с согласия вышестоящего профсоюзного органа.

Однако один из альтернативных профсоюзов злоупотребил этим правом: в ситуации, когда его активист нарушил (причем в очень грубой форме) трудовую дисциплину, он не дал согласия на увольнение этого активиста. Дело дошло до Конституционного суда, и суд вынес решение о том, что действовавшая норма дискриминационная и противоречит 19 статье Конституции о равенстве прав граждан. Мы не совсем согласны с этим решением, ведь есть неприкосновенность депутатов Госдумы и членов Совета Федерации, судей, прокуроров и так далее, но это не считается дискриминацией, потому что связано с исполнением их обязанностей. В случае с профсоюзными активистами норма, защищающая их от увольнений, тоже была связана с исполнением обязанностей.

Одновременно с выходом решения Конституционного суда нашей страной была ратифицирована Конвенция №135 Международной организации труда, которая обязывает нас установить защиту профсоюзных активистов от необоснованных увольнений. Россия попала в правовую коллизию. Велись долгие переговоры, и в результате был выработан механизм, по которому председателей профсоюзных комитетов и их заместителей можно уволить за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей только с учетом мнения вышестоящего профсоюзного органа, прописана жесткая процедура этого учета. В случае, если работодатель и вышестоящий профорган не сошлись во мнениях, дело переносится либо на рассмотрение государственной инспекции труда, либо в суд.

Был также принят целый ряд норм, направленных на решение вопросов конкретных категорий граждан. Это и норма, связанная с компенсацией работодателем стоимости проезда к месту отдыха лицам, работающим в условиях Крайнего Севера, и порядок возмещения расходов на служебные командировки для работников бюджетной сферы.

Кроме того, принят закон об ограничении «золотых парашютов». Раньше менеджеры высшего звена государственных организаций и корпораций в случае увольнения (а такое увольнение могло быть, в частности, связано с плохой работой) получали бонусы, равные годовой и даже трехгодовой зарплате. Мы постановили, что эта сумма не может превышать трехмесячной заработной платы, то есть того предела, который установлен для всех остальных категорий работников.

Принят закон о независимой оценке качества оказания социальных услуг. Закон очень трудно рождался, начальный правительственный вариант вызвал большое количество нареканий. Но после доработки он, по моему мнению, стал способен усилить воздействие общества на решения власти, связанные с оказанием услуг в сфере образования, здравоохранения, социального обслуживания и культуры.

Принята наша с Валерием Рязанским поправка в закон о страховых взносах во внебюджетные социальные фонды. Она устанавливает обязанность работодателя платить взносы в Пенсионный фонд за мигрантов с первого дня заключения с ними трудового договора. Ранее такие взносы платились только в том случае, если мигрант проработал 6 месяцев и более. Таким образом, мы и уравниваем условия на рынке труда, и обеспечиваем дополнительную социальную защиту.

В сфере пенсионного обеспечения также принят целый ряд законов, два из которых являются наиболее значимыми.

Первый закон – об особенностях пенсионного обеспечения граждан, проживающих в Крыму и Севастополе. Это был очень трудоемкий закон, потому что пенсионные системы Украины и Российской Федерации качественно отличаются. С июля в соответствии с указом Президента Владимира Путина пенсии крымчанам и севастопольцам удвоены по сравнению с теми, которые они получали до воссоединения с Россией. А с 1 января 2015 года граждане Крыма и Севастополя будут получать пенсии по российскому законодательству. Но есть категории, которые по президентскому указу получили пенсии больше, чем аналогичные категории в Российской Федерации. По закону им в любом случае не будут платить меньше, чем сейчас.

Большая проблема заключалась в том, что Украина не передала нам базы данных о пенсионерах Крыма и Севастополя. По отрывочным сведениям, по документам самого разного характера мы восстанавливали данные о трудовом стаже крымчан и севастопольцев. Восстановить сведения об уровне заработных плат было немыслимо. Для расчета зарплат и уплаченных взносов, а следовательно, баллов, которые накопил человек на свою страховую часть пенсии, был использован самый привилегированный режим. Жители Крыма и Севастополя не окажутся обделены. Их пенсионные права будут защищены в полном объеме.

Второй значительный закон – спутник к законам о страховых и накопительных пенсиях. Он вносит изменения в 33 законодательных акта для их приведения в соответствие с теми решениями, которые были приняты нами в конце прошлого года.

К сожалению, по трем поправкам, на которых мы последовательно настаивали, нам не удалось договориться с финансово-экономическим блоком правительства в весеннюю сессию. Во-первых, мы требовали, чтобы средства материнского капитала можно было направлять как на накопительную, так и на страховую часть пенсии. Сегодня можно только на накопительную. Во-вторых, у нас есть категории граждан, которые пользуются льготами, за них взносы в том или ином объеме платятся из федерального бюджета. Мы выступали за то, чтобы они не могли участвовать в накопительной системе, а участвовали только в страховой, потому что страховая часть пенсии «с колес» идет на выплаты нынешним пенсионерам. В противном случае мы имеем дело с перекачкой денег из федерального бюджета в коммерческие организации. В-третьих, мы предложили установить наряду с максимальным размером пенсионного взноса, который существует сейчас, минимальный размер взноса, ниже которого работодатель не имеет права платить в Пенсионный фонд, - 1,8 балла в год. В данном случае мы ориентировались на ту сумму, которую государство платит за некоторые нестраховые периоды: например, за срочную службу в армии, за отпуск по уходу за первым ребенком. Эти три поправки будут оформлены отдельным законодательным актом, который будет внесен в Государственную Думу осенью 2014 года.