Исаев Андрей Константинович

Опрос

В условиях экономического кризиса государство должно
максимально экономить деньги, сворачивая все программы
финансово максимально поддерживать граждан и, соответственно, покупательную способность

Голосовать

Ссылки

3. ЦСКП

Публикации в СМИ

13-04-2012

Что несет России идеология либерализма

  

Сегодня все видят оживление российского либерализма. Казалось бы, умерший после 90-х годов, после своего неудачного тогдашнего выступления, сопровождавшегося шоковыми реформами, резким разорением громадного количества людей, развалом страны, либерализм на некоторое время стал практически ругательством. Попытки создания какой-то более-менее сильной либеральной партии, даже такой, которая просто преодолеет барьер и попадет в Государственную Думу, успехом никак не могли увенчаться. Но ситуация поменялась: практически весь последний год мы видим, как либерализм идет в наступление и становится модной идеологией, как модной идеологией был социализм в конце XIX – начале XX века.

Либерализм наступает по всем направлениям. Он даже захватил революционный фланг, что выразилось в появлении движения «Белые ленты». Да, в нем участвовали и представители левых сил, и представители националистов. Но все-таки это было, как принято выражаться в политике, охвостье, то есть те, кто шел за. Инициатива, лидерство, выдвижение основных идей и лозунгов были за либералами. Именно они на какой-то момент оседлали протест, выразившийся в митингах на Болотной площади, на проспекте Сахарова, в многочисленных флэшмобах, атаках, которые предпринимались в Интернете, и так далее. Мы видим и более конструктивный, но жесткий либерализм в виде возродившейся партии «Яблоко». Григорий Явлинский даже вернулся из своего прекрасного далека в нашу страну, для того чтобы непосредственно участвовать в возрождении своей секты. Мы видим и гораздо более взвешенный, утонченный либерализм господина Прохорова, которому удалось собрать почти 10% голосов на президентских выборах и в столицах оказаться даже вторым после основного кандидата. Мы видим, наконец, уж совсем конструктивный либерализм в виде прозвучавшей на прошлой неделе идеи господина Кудрина создать комитет гражданских инициатив, который будет давать советы победившему президенту. Но если мы посмотрим на тех, кто вошел в состав этого комитета, то увидим, что они, в частности господин Юргенс, Гонтмахер, до 24 сентября прошлого года советовали Путину не ходить в президенты. Путин же в президенты пошел и победил. Теперь они будут давать советы о том, каким образом ему, как победившему президенту, проводить свою политику. И я сомневаюсь, что это будут правильные советы.

Главный политический рецепт либералов – переход в состояние 90-х годов, когда очень много партий, нет парламентского большинства, ведутся бесконечные переговоры, формируются новые правительства и коалиции. А на самом деле это та самая мутная вода, в которой хорошо ловится рыбка.

В экономической сфере они предлагают фактически свернуть социальные гарантии, особой атаке подвергаются пенсионная система и права трудящихся. Все это делается под предлогом снижения налоговой нагрузки на предпринимателей.

Наконец мы видим морально-нравственную атаку. С начала XX века Русская православная церковь и ее лидер не подвергались столь яростным нападкам во всех средствах массовой информации. Когда читаешь блоги, складывается полное ощущение, что работает союз воинствующих безбожников, что запущены именно эти технологии и они брошены на борьбу.

Либерализм подарил нам триаду — свобода, равенство, братство. Что в нем плохого? Что плохого в свободе человеческой личности? Что плохого в осознании того, что люди должны быть равны перед законом? Что плохого в том, что все братья, все должны жить во имя общих целей? Хорошие лозунги!

Но сначала они залили кровью Францию. Это было во время якобинской диктатуры, когда демократически избранный парламент полностью одобрил действия учеников Руссо и Вольтера, которые вспарывали животы крестьянкам в Вандеи, топили баржи с аристократами, наповал рубили головы на гильотине подозреваемым, поскольку был специальный декрет о подозрительных. Это делали, казалось бы, такие белые и пушистые либералы. Они получили власть и ожесточенно боролись за свободу, равенство и братство.

Потом мировой либерализм сделал очень серьезную поправку, он сказал: «Да, была допущена ошибка, потому что демократия – это не только власть большинства, но это и уважение к правам меньшинств». Наверное, тоже верная мысль. Ну как с ней не согласиться? И вот мы видим развитие этой мысли в современном мире. В некоторых странах запрещают называть родителей «отец и мать», для того чтобы таким образом не дискриминировать и не оскорблять однополые барки. Запрещают медсестрам, даже в христианских госпиталях, носить нательные кресты, потому что это может теоретически оскорбить атеистов, агностиков или сторонников других религий. На самих церквях запрещают размещать кресты и требуют, чтобы была бабочка или надпись «Он воскрес», потому что крест может кого-то обидеть.

В косовской Сербии большая часть проживающих, на момент начала там этнических чисток, были сербы. Но ведь албанцы – меньшинство, значит, они нуждаются в большей защите, чем живущие там сербы, рассуждали либералы. И албанцам сделали отдельное государство.

Сейчас нам говорят: «Зачем вы обрушились на Pussy Riot? Ну, выступили девушки-феминистки. Да, они высказали нетрадиционную позицию, да, они это сделали, оскорбляя религиозные чувства большинства граждан. Но ведь они имеют право на свою трактовку». Мы спрашиваем в ответ: «А имеет ли кто-нибудь право вламываться в вашу квартиру и начинать эту квартиру уродовать, потому что у него своя трактовка того, как должна выглядеть эта квартира?» Уверен, что если бы Pussy Riot построили некий храм либерализма и там плясали, танцевали и пели под балалайку, их никто бы не тронул. Как никто не трогал, например, активистов «Партии любви», когда они нагишом ходили по музею эротики. Ну, они в своей среде, пускай что хотят, то и делают. Зачем же вламываться в чужие квартиры? Либералы не просто отстаивают сегодня свое право на отдельную точку зрения, а пытаются эту отдельную точку зрения всем навязать и как бы говорят: «Смотрите, как мы выступаем; смотрите, какие мы непохожие на вас; открыть глаза и глядеть!» Вот это, конечно, настораживает.

Кроме того, меня сильно поражает в современном политическом либерализме то, что, провозглашая равенство, либералы совершенно по-разному относится к тому, как они поступают в отношении других и как другие поступают в отношении них. Если задержали участниц панк-группы – это плохо, не надо этого делать, девушки просто выразили свою точку зрения. Хотя понятно, что для православных людей пляски в Храме Христа Спасителя – все равно, что пляски на могилах их родственников. В храме находятся мощи святых, и эти святые для верующего человека являются практически родными: он им молится, он к ним обращается. Но возьмем другой случай: мой хороший знакомый отец Андрей Кураев, протодиакон Русской православной церкви, прямо скажем, не очень удачно пошутил по поводу концерта Мадонны. Те же самые люди, которые сегодня бьются за освобождение участниц панк-группы, начинают биться за посадку Андрея Кураева, требуют немедленно возбудить против него дело! Возникает вопрос: являются ли они на самом деле сторонниками того, что все высказывают свои точки зрения свободно, что никого не надо преследовать? Следующий вопрос: являются ли они сторонниками частной собственности и того, что человек вправе обладать имуществом? Если да, то почему они привязались к патриарху? Он украл у кого-то что-то? Почему здесь такая коммунистическая пристальность и такая прикованность внимания? Эта избирательность современного политического либерализма показывает, что он начинает превращаться в свою противоположность. Либералы на словах выступают за свободу совести, но фактически организуют травлю одной из церквей, которая существует сегодня в России, - Русской православной церкви. Они травят ее так, как травили атеисты в начале прошлого века. Хотя православные имеют такие же права и свободы, как атеисты, как мусульмане, как иудеи, как представители других религиозных верований.

Та же самая нетерпимость наблюдается и в политической сфере. Сторонники либерализма, которые выступают за равенство и братство, почему-то считают себя и участников своих митингов «креативным классом», говорят о светлых и замечательных лицах, а людей, собирающихся на других митингах, называют «быдлом» и «анчоусами». Или другой пример: представители комитета господина Кудрина заявляют, что ничего, кроме их реформ, предложить невозможно, предлагаемый ими путь – единственно возможный путь.

Еще очень важно помнить следующее: либерализм – это вера в то, что нет ничего выше свободы отдельного человека. Если национальные интересы, если религиозные воззрения, если государство мешают свободе отдельного человека, значит, их надо убрать. В силу этого либерализм, во-первых, космополитичен, потому что он не должен ограничивать свободу человека в рамках одного государства, все граждане – это граждане мира, национальные интересы побоку перед интересами отдельной личности. Во-вторых, либерализм должен быть атеистическим или, по крайней мере, агностическим для того, чтобы не ограничивать религиозными нормами и догмами свободы отдельно взятого человека. И, в-третьих, последовательный либерализм — это почти анархизм, потому что задача либерала – максимально сузить роль государства в обществе. Идеологи, классики либерализма говорили: «Мы должны превратить государство в ночного сторожа». Космополитичность, атеизм и стремление к анархизму – три качества, которые присущи настоящим либералам.

Одновременно в либерализме есть и много позитивных вещей, связанных с неприкосновенностью собственности, с обязательным доказательством вины, презумпция невиновности и так далее. Но эти идеи могут быть использованы и другими идеологиями и теориями. Например, консерватизмом. Ведь консерватизм тоже исходит из неприкосновенности собственности, из презумпции невиновности. Сердцевиной же, ядром либерализма и его отличительной чертой является глубокое убеждение, что личность должна быть максимально свободна от всего: от традиций, от политической власти, от моральной диктатуры со стороны религии и от национальных государственных интересов. В этом отношении, мне кажется, сегодня идеология либерализма больше разрушительна, чем созидательна, особенно в России, где молодая политическая демократия.

В минувшую субботу на «Русской службе новостей» состоялось голосование, по результатам которого за то, что сегодня либерализм, увы, несет больше разрушения и минусов России, проголосовало 81,9%. За то, что либерализм позитивен, – только 18,1%.