Исаев Андрей Константинович

Опрос

В условиях экономического кризиса государство должно
максимально экономить деньги, сворачивая все программы
финансово максимально поддерживать граждан и, соответственно, покупательную способность

Голосовать

Ссылки

1. ФНРП

Публикации в СМИ

26-11-2012

"Атака Исаева" 36 выпуск

А.ИСАЕВ: Добрый день или добрый вечер, у кого как складывается нынешняя суббота. Для тех, кто слушает нас за Уральским хребтом, несомненно, доброй ночи. Меня зовут Андрей Исаев — я председатель комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Государственной Думы. Сегодня у меня в студии, в гостях очень интересный, обещанный вам на прошлой неделе, гость. Это очень известный российский юрист, телеведущий, депутат Госдумы, но, самое главное для нашего сегодняшнего разговора, председатель комитета по бюджету и налогам Государственной Думы Андрей Михайлович Макаров. Добрый вечер.

А.МАКАРОВ: Добрый вечер.

А.ИСАЕВ: Я, когда думал, как построить сегодняшний разговор, вспомнил, что давно мы не говорили ничего по существу о несистемной белоленточной оппозиции. Начал рыться в сообщениях, в форумах, заглянул на форум одной радиостанции, которая выступает последнее время как боевой листок этой самой оппозиции, и ничего содержательного не обнаружил. Ну, создался некий координационный совет и сразу, что называется, ушел в подполье. Оказывается, они не договорились о том, будут они вывешивать стенограммы или не будут; будут оповещать или не будут о том, как идет работа соответствующего координационного совета. Потом стало ясно, что там разгорелись бурные дискуссии. Одни предлагали в качестве даты проведения очередной акции протеста 8 декабря, мотивируя это тем, что это Юрьев день. Для тех, кто не помнит, напомню, что Юрьев день — это день, когда крепостные могли уходить от одного помещика и или вотчинника к другому помещику или вотчиннику. Другие предлагали 9 декабря, мотивируя это тем, что это ближе к 10-му. Разгорелась такая содержательная дискуссия, она сопровождалась взаимными оскорблениями. В итоге этот координационный совет назначил совсем другую дату и назвал мероприятие «Маршем свободы» — свобода марширует. «Марш свободы» для меня звучит как, предположим, «Вальс безопасности».

А.МАКАРОВ: Я думаю, что для каждого звучит по-своему. Что касается из того, что вы сказали, я понял главное — 8 и 9 можно не приходить.

А.ИСАЕВ: Да, это точно. В тот момент, пока люди занимались столь увлеченным занятием, то есть решали, что лучше подходит для свободы — 8 или 9 декабря, мы с Андреем Михайловичем занимались на этой неделе делами абсолютно скучными и прозаичными и приняли ряд законов, в частности, уже в окончательном втором и третьем чтении. В частности, был, например, принят закон, меняющий порядок формирования Совета Федерации. Совет Федерации стал практически выборным органом, потому что теперь член Совета Федерации, представляющий законодательный орган власти, избирается соответствующим законодательным органом власти, как и было. А вот член Совета Федерации, который будет представлять губернатора, будет теперь избираться вместе с губернатором. Губернатор будет представлять в кандидаты трех человек, идя на выборы, заявлять этих кандидатов. Они будут обсуждаться вместе с губернатором, участвовать в полемике. И когда вы будете голосовать за главу субъекта Федерации, вы одновременно будете голосовать и за тех, кого он представил в качестве потенциальных членов в Совет Федерации. Потом одного из них он делегирует от себя представителем в Совет Федерации. В результате мы, с одной стороны, соблюдаем требования Конституции, которая говорит о том, что в Совете Федерации должны быть представители от законодательных и исполнительных органов власти субъекта, и, с другой стороны, делаем палату открытой и выборной. Был принят очень важный закон о декларировании расходов государственных служащих. Это еще один шаг на пути борьбы с коррупцией. Теперь чиновники и лица, занимающие государственные должности, обязаны будут объяснять причины крупных покупок, источники приобретения имущества или кладов — образовавшихся у них денежных сумм. Если они не смогут доказать, что это законно заработанные средства, а мы уже пять лет все декларируем наши доходы, то в этом случае, если мы эти расходы не сможем подтвердить, они подлежат конфискации по упрощенной процедуре в доход государства. Мы приняли в окончательной редакции первые поправки в пенсионную систему. Поправки, которые родились в результате серьезных дискуссий и обсуждений. Мы с Андреем Михайловичем были потом на совещании у президента, где был подведен промежуточный итог этого обсуждения. И президент предложил вариант, который носит, на самом деле, компромиссный характер, так как решает много проблем сразу. Ну и, наконец, самое важное — мы проголосовали за главные законы года. Это закон о бюджете 2013 года (большом федеральном бюджете) и о бюджетах внебюджетных социальных фондов (Пенсионного фонда, Фонда социального страхования и Фонда обязательного медицинского страхования). Вот так скучно мы провели эту неделю. Скучно, Андрей Михайлович?

А.МАКАРОВ: Вы все-таки вспомнили обо мне? А то я подумал, что могу и до конца программы посидеть, послушать, очень удачно. Да нет, ну почему? Просто это же не проблема недели. Все-таки бюджет страны — это документ, который не за неделю принимается. Только напомню, что в Государственную Думу бюджеты были внесены в 6 часов вечера 20 сентября. Это документ, который при входе в Государственную Думу, составлял 9950 страниц (это без приложений, без всего остального). И с этого момента начинается как бы формальная работа парламента. Но, строго говоря, мы только приняли сейчас бюджет 2013-2015 годы, но, в общем-то, работа над следующим бюджетом уже начата.

А.ИСАЕВ: Когда вы сказали о большом количестве страниц, я вспомнил с умилением одну оппозиционную фракцию, которая в Государственной Думе регулярно поднимает брошюрку в несколько страничек и говорит, что это альтернативный бюджет.

А.МАКАРОВ: Андрей Константинович, я на самом деле сторонник точки зрения известного просветителя, который говорил: «Я не согласен с вашей точкой зрения, но я готов отдать жизнь за то, чтобы вы могли ее высказывать». Я считаю, что все могут высказывать свою точку зрения, а вот бюджет у страны может быть только один. Дело в том, что Конституция страны предусматривает, что федеральный бюджет готовится правительством, разрабатывается правительством, принимается Государственной Думой, Советом Федерации, принимается парламентом и исполняется правительством. Я думаю, что попытки говорить об альтернативных бюджетах это попытки увести бюджетный процесс в какую-то непонятную сторону, в сторону фантазий и гаданий на кофейной гуще: сколько будет стоить нефть, сколько будет стоить доллар и так далее. Я противник бессмысленных обсуждений.

А.ИСАЕВ: Прервемся на небольшую паузу и продолжим уже осмысленное обсуждение. Еще раз добрый вечер. Напоминаю, что у микрофона Андрей Исаев. Со мной в студии находится Андрей Макаров — председатель комитета по бюджету и налогам Государственной Думы. Мы приступили к обсуждению федерального бюджета. Еще раз напоминаю тем нашим слушателям, кто слушает редко программу, о том, что мы являемся людьми крайне пристрастными и субъективными, ожидать от нас объективной журналисткой оценки не приходится. Но вы можете высказать свою точку зрения, которая не обязательно будет совпадать с нашей. Для этого вы можете отправить SMS-сообщение по номеру +7-925-101-107-0, вы можете присылать ваши сообщения также на наш сайт rusnovosti.ru. Через некоторое время мы подключим телефон прямого эфира 788-107-0. Я хочу спросить, Андрей Михайлович, вас сразу. Как только бюджет был принят, одна уважаемая депутат, ваш заместитель, представляющая оппозицию, сразу заявила, что это бюджет, который тормозит развитие и не решает ни одной социальной проблемы. Если так, то мы с вами, проголосовавшие за этот бюджет, преступники. Что вы можете сказать по этому поводу в свое оправдание?

А.МАКАРОВ: Знаете, я вообще очень редко оправдываюсь. А главное все-таки в другом, на мой взгляд, бюджет, налоги — это сфера крайне болезненная, крайне чувствительная. Может быть, поэтому устраивать политическое шоу и политическую рекламу на этой теме легко. Представляете, выходишь к людям и говоришь: «У вас маленькие зарплаты, у вас маленькие пенсии», это правда, и ты сразу сорвал аплодисменты, ты сразу защитник народа. А потом появляются поправки — давайте добавим на пенсии триллионы, на зарплаты миллиарды. Вопрос, откуда их взять? Что второе чтение? Второе чтение обычно самое сложное в бюджете: это когда все депутаты, воспользовавшись своим правом законодательной инициативы, подают поправки. И в какой-то момент, когда подавались поправки фракцией КПРФ и частично «Справедливая Россия», я просто озвучил цифру общей суммы поправок. Скажем, общая сумма всех поправок фракции КПРФ, если их принять, составляла более полутора триллионов рублей. Все здорово — добавить полтора триллиона. Только весь смысл в том, что инфляция при этом даже не удвоилась бы, а утроилась, если принять эти поправки. Так получается, если мы принимаем эти вопросы, то они же не говорят о том, сколько будет стоить булка хлеба в магазине, если принять эту поправку. А выглядит очень красиво. И, наконец, хотелось бы обратить внимание, что партия власти, как называют сейчас «Единую Россию», в Думе это 238 голосов, а бюджет получил конституционное большинство.

А.ИСАЕВ: 300 голосов.

А.МАКАРОВ: И 300 голосов за бюджет они на самом деле для меня важны не с точки зрения цифры, а с точки зрения того, что конституционное большинство Государственной Думы в столь болезненной сфере готово принимать ответственные решения. Почему это важно? Бюджет и налоги все цивилизованные страны запрещают выносить на референдум. Почему? Бессмысленно спрашивать людей: вы хотите платить маленькие налоги или большие? Вы хотите, чтобы вам добавили денег или не хотите этого?

А.ИСАЕВ: Конечно, деньги надо добавить, а налоги сделать меньше.

А.МАКАРОВ: И поэтому ни в одной стране это не выносится на референдум. Вообще, исторически парламент был создан с единственной целью — давать согласие на установление тех или иных налогов, устанавливать бюджет. Это сфера нашей ответственности. И я очень благодарен коллегам. Кстати, такого острого обсуждения бюджета, которое проходило в Думе в этом году, не было никогда. И я думаю, что это было видно из прессы, и независимой прессы, и какой угодно. Это признали все уже, на самом деле нет необходимости это доказывать. Но ответственность, которая была проявлена при этих решениях, это важно. И, наконец, два очень коротких, может быть, главных посыла, которые позволяют голосовать за этот бюджет. При любой цене на нефть, ни любом развитии ситуации на мировых экономических рынках все обязательства государства, предусмотренные законом, будут выполнены.

А.ИСАЕВ: То есть рухнет цена на нефть — пенсии будут платиться.

А.МАКАРОВ: Не имеет значения, какая будет цена на нефть, то есть это имеет значение для экономики страны, но люди этого не почувствуют. Основное требование, когда мы рассматриваем бюджет, запас прочности бюджета должен быть таким, чтобы все обязательства государства выполнялись независимо от других условий. А то, что кто-то хочет воспользоваться бюджетом для собственного пиара, бог ему судья.

А.ИСАЕВ: Я хотел бы напомнить, ведь те же самые люди, которые требовали в этот раз больше расходов бюджета, они на том же самом настаивали в 2008 году, накануне кризиса.

А.МАКАРОВ: Я не хочу критиковать ни коллег, ни кого, но я действительно помню, что когда принимались поправки к бюджету летом 2008 года, то меньше чем за месяц до начала кризиса нам предлагали пересчитать бюджет, исходя из цены 150, а некоторые даже предлагали 200 долларов за баррель. Кстати, это было легко сделать, тогда цена за баррель нефти марки Urals была 142,3 доллара, было легко предсказывать, она росла как на дрожжах, но через месяц эта цену рухнула на 100 долларов вниз. И вот если бы мы приняли этот бюджет, нам бы пришлось не просто резать по живому, нам бы пришлось тогда отказываться от тех решений, которые приняты, то есть отменять зарплаты, отменять пенсии. А главное, поскольку государство в принципе не может это сделать по закону, нам бы пришлось просто напечатать деньги для того, чтобы выполнить эти обязательства. И вот тогда деньги бы стоили меньше, чем та бумага, на которой их напечатали.

А.ИСАЕВ: Андрей Михайлович, нас спрашивают наши слушатели, пришло SMS: «Правда ли, что сокращены расходы на здравоохранение в этом бюджете?»

А.МАКАРОВ: Это неправда. Неправда по одной простой причине. Вот вы неслучайно, Андрей Константинович, сказали, что принимается бюджет и принимается бюджет внебюджетных фондов. Дело в том, что финансирование различных отраслей, в первую очередь медицины, идет не только за счет средств федерального бюджета. У нас произошли существенные изменения, когда львиная доля финансирования медицины идет через Фонд медицинского страхования. И если мы с вами посмотрим федеральный бюджет или, как мы в таких случаях говорим, консолидированный бюджет — бюджеты субъектов Федерации, а также средства, которые идут через Фонд обязательного медицинского страхования, мы увидим, что расходы на медицину увеличиваются.

А.ИСАЕВ: Увеличиваются. Не сокращаются?

А.МАКАРОВ: Нет, не сокращаются, они увеличиваются.

А.ИСАЕВ: А с образованием?

А.МАКАРОВ: Еще раз говорю, таких расходов, как у нас сейчас на образование, тоже никогда не было. Просто у нас все время люди исходят из того, когда они используют бюджет для политических спекуляций, что они начинают говорить о доле расходов в бюджете, не доле бюджета, а ВВП, то есть привязываясь не к конкретной цифре. Во-первых, исчисление ВВП и доля расходов это совершенно разные вопросы, и сопоставление вообще несоизмеримого не дает никакой картины, на самом деле, того, что является приоритетным. А, во-вторых, когда нам говорят, что бюджет не социальный, я хотел бы обратить внимание, что подавляющая доля расходов на оборону и безопасность, а ведь нас упрекают, что у нас растут только расходы на оборону и безопасность, подавляющая доля расходов на оборону — это зарплата, денежное довольствие военнослужащих, пенсии военнослужащих, это жиль для военнослужащих. Разве это не социальный вопрос? А когда мы говорим о том, что полиция работает в выходные дни, ночные дежурства, надо им доплачивать? Кстати, хотел бы обратить внимание, мы вот говорим о качестве людей, которые должны работать в полиции, а ведь там вообще нет никакого жилого фонда, и вот мы начинаем это финансировать. Следующий вопрос, давайте посмотрим такой расход не социального характера. Это вопрос, по которому мы приняли решение уже во втором чтении бюджета. Мы, депутаты, на этом настояли — дать деньги Генпрокуратуре на судебную статистику. Сейчас люди услышат, скажут: «Они сумасшедшие! Какая судебная статистика?!» А смысл в том, что мы передали Генпрокуратуре регистрацию преступлений, чтобы не могли скрывать преступления, чтобы не покрывалось это. И вот ставим это под контроль и, естественно, должны обеспечить это деньгами. Это функция социальная или не социальная? Я думаю, пусть каждый радиослушатель сам ответит на этот вопрос.

А.ИСАЕВ: Безусловно, социальная. Мы прервемся на небольшую паузу, а потом послушаем наших радиослушателей. Еще раз добрый вечер. У микрофона Андрей Исаев. Вместе со мной в студии Андрей Макаров, который возглавляет думский комитет по бюджету и налогам. Мы разговариваем о бюджете, мы говорим о том, насколько он социальный или не социальный. Один из наших слушателей пишет: «Поищите недостающие миллиарды в бюджет в карманах министров и чиновников».

А.МАКАРОВ: На самом деле уже ищем и ищем не только у министров и чиновников. Я думаю, закон контроля за расходами — это реальное средство борьбы с коррупцией. Я думаю, что сейчас, если конечно не тенденциозно, а объективно смотреть на то, что происходит, любому ясно — борьба с коррупцией началась, началась очень серьезная, нет неприкасаемых фактически. Что в меня лично вселяет надежду. Ведь мы все привыкли, что борьба с коррупцией такая исконная наша народная забава. У нас обычно ей предшествовали либо торжественные заседания, либо решения о создании чего-то. А вот тут без всяких торжественных заседаний, война коррупции объявлена, что называется, без объявления войны. Посмотрите каждый день новости, посмотрите газеты и вы увидите, что это не просто так. Ищем дополнительные средства везде и в первую очередь у проворовавшихся чиновников.

А.ИСАЕВ: Андрей Михайлович, еще спрашивают: «Как вы относитесь к большому количеству банков-посредников, которые в кризис спасало государство. Правильно ли это было?»

А.МАКАРОВ: Я думаю, что банки-посредники государство не спасало. Государство спасало финансовую систему и делало это абсолютно правильно. Более того, я хотел бы обратить внимание, что все деньги, которые были вложены государством во время кризиса 2008-2009 года, не просто вернулись государству, а вернулись с прибылью, потому что это были кредиты.

А.ИСАЕВ: Никто бесплатно деньги не раздавал.

А.МАКАРОВ: Нет, деньги никто не раздавал. А второе, я просто хотел бы обратить ваше внимание на разницу. Кризис 2008-2009 года на порядок тяжелее, чем кризис 1998 года. В 1998 году предложение поддержать финансовую систему было сделано, но тогда его отвергло как раз правительство. Кириенко, руководство страны тогда отвергло это предложение. Я был тогда депутатом и сам вносил это предложение. Кстати, это делали депутаты от разных фракций. И посмотрите, что произошло. Вы что, забыли, как пенсионеры тогда умирали в очередях в банках, когда они не могли получить пенсию, просто от разрыва сердца, от инфаркта люди умирали. Кстати, Оксана Генриховна Дмитриева тогда была министром труда. Она тогда, простите, шахтеров, которые приехали стучать касками, не приняла. Понимаете, мы все уже прошли. Весь мир прочно знает: первое, что надо сделать в кризис — это надо сохранить ликвидность банковской системы, чтобы ни у одного человека не возникло мысли, что его деньги в банке могут продать. Потому что это не деньги банков, это наши с вами деньги, во-первых, а, во-вторых, это деньги предприятий, которые должны платить зарплату. Встанут банки — встает всё. Поэтому абсолютно правильная мера была принята. И, более того, повторяю, никаких денег бесплатно никому роздано не было. А то, что мы прошли кризис намного более тяжелый совершенно иначе, чем в 1998 году, я думаю, что нет необходимости это лишний раз доказывать.

А.ИСАЕВ: Давайте послушаем наших радиослушателей. 788-107-0. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Сергей Алексеевич. Андрей Михайлович, вы так красиво все рассказываете, можно подумать, что от вас в Думе что-то зависит. Вам команду из правительства дают, как сделать бюджет, и вы делаете. Ведь наоборот не бывает. Фактически ваша задача работать под правительство. Ведь Кириенко то же самое рассказывал, что все нормально будет, обвала не будет, и президент говорил, что все нормально будет, а потом все рухнуло. Какая ваша роль? Что вы можете сделать с правительством?

А.ИСАЕВ: Сергей Алексеевич, вы задали очень хороший вопрос. Я, кстати, собирался его тоже Андрею Михайловичу задать. Что мы делаем, на самом деле? Просто утверждаем бюджет?

А.МАКАРОВ: Спасибо. На самом деле, я думаю, что этот вопрос, наверное, вообще ключевой. Это представление людей о том, что представляет из себя Государственная Дума, а, вообще, зачем нужен парламент в нашей стране. И, к сожалению, наверное, мы сами дали повод считать, что парламент нужен только для того, чтобы нажимать на кнопки.

А.ИСАЕВ: Штамповать, штамповочный цех.

А.МАКАРОВ: Думаю, что да. Мы сами дали для этого достаточно много поводов, поэтому на самом деле было бы грех сейчас говорить человеку, что он не объективен. На что хотел бы обратить внимание, первое, по бюджету, который прошел: 117 миллиардов, я подчеркиваю, 117 миллиардов это то, что было перераспределено в Государственной Думе, когда мы определяли приоритеты. Не правительство — депутаты. На что пошли эти средства, тоже, наверное, можно говорить. Это опять же медицина, образование, жилье, это очень важный инфраструктурный проект.

А.ИСАЕВ: А с чего их сняли?

А.МАКАРОВ: На самом деле, это были и снятые деньги, и дополнительные. В этот раз, когда рассматривался бюджет, я не просто так говорю, что это было очень просто. Я напомню, что когда мы рассматривали бюджет в первом чтении, мы приняли постановление Государственной Думы, в котором сказали… Кстати, чтобы было просто понятно и чтобы мне не быть голословным, а то потом скажут, что я просто так говорю, зайдите на сайт Государственной Думы, посмотрите сами, пожалуйста, заключение по проекту бюджета правительства, это в открытом доступе. Это 120 страниц компьютерного текста такой критики бюджета, которую никакая оппозиция себе не позволяла. Более того, оппозиция на самом деле потом брала из нашего заключения хоть какие-то куски, чтобы хоть что-то сказать. Мы разобрали бюджет абсолютно подробно. Я понимаю, что сейчас мы должны уйти на перерыв, но я хотел бы продолжить именно с этого вопроса, потому что, мне кажется, это вопрос ключевой.

А.ИСАЕВ: Это важная тема и с нее начнем после новостей. Еще раз добрый вечер. У микрофона Андрей Исаев, в студии Андрей Макаров. Мы обсуждаем бюджет, и буквально перед новостями был задан очень важный вопрос, а вы-то, парламент, что делаете? Вам спускает правительство бюджет, вы его штампуете, и никакой роли вашей нет. Андрей Михайлович начал отвечать на этот вопрос.

А.МАКАРОВ: Я еще раз хотел бы обратить внимание, зайдите на сайт Думы, почитайте заключение комитета по бюджету и налогам, вам многое станет понятно. Мы тогда приняли решение, что есть три пути доработки бюджета, то есть улучшения бюджета. Первое, это те вопросы, которые должны быть решены во втором чтении. Я повторяю, 117 миллиардов перераспределены. Что такое перераспределены? Это мы решили, что другие цели более приоритетны и эти деньги могут быть израсходованы более эффективно. Второе, это то, что надо будет решить в ходе исполнения бюджета. Если будут дополнительные доходы, мы решим еще какие-то дополнительные цели, естественно, и эти цели все расписаны парламентом: на что пойдут эти дополнительные доходы. И, наконец, третий вопрос это то, что мы считаем необходимо сделать до 1 января, то есть до того, как наступит бюджет, исходя из того, что в бюджете текущего года есть дополнительные доходы. И вот парламент предложил правительству, каким образом эти дополнительные доходы использовать, причем использовать сейчас, не дожидаясь следующего года. Заметьте, не отправить их в резервный фонд и так далее, о чем очень многие говорят. И правительство согласилось с нами. Это уникальный случай, когда мы рассматривали одновременно два бюджета: бюджет 2013-2015 года и дополнения, изменения бюджета 2012 года. Посмотрите, на что пошли эти деньги. В первую очередь, реализация указа президента о развитии Сибири и Дальнего Востока. Сколько мы об этом говорим? Но без реальных денег это работать не будет. Деньги направлены в первую очередь на инфраструктурные проекты. Просто назову несколько цифр. Я еще раз говорю, когда я сказал 9,5 тысяч страниц — это ведь цифры, это не болтовня, это цифры и цели, на которые эти деньги направляются. В первую очередь это автомобильные дороги — 10 миллиардов рублей; на инвестиционные проекты в сфере энергетики — 52,9 миллиарда рублей; 25 миллиардов — на реализацию инвестиционных проектов. 62 миллиарда мы направили в фонд прямых инвестиций. Что такое фонд прямых инвестиций? Для людей это темный лес. А на самом деле это государство вкладывает в проекты и приглашает инвесторов. На каждый рубль, вложенный государством, приходится 5-10 рублей средств инвесторов. Государство как бы приглашает инвесторов в те проекты, которые разрабатывать сложно, там, где бизнес боится рискнуть. Но государство, вкладывая рубль на десять, вложенных инвестором, как бы говорит «я тебя не брошу, я вместе с тобой в этом проекте». Иными словами, 62 миллиарда пошли на цели привлечения инвестиций. А это тяжелейшие инвестиционные проекты, которые на самом деле будут обеспечивать инвестиционный прорыв в нашей стране. Давайте, а то я все большими цифрами оперирую, а 2,3 миллиарда, которые были выделены на социальную поддержку села. Ведь сколько споров было. Выделили, добились, пошли эти деньги. А возьмите физкультурно-оздоровительный комплекс. Как сейчас в регионах открываются эти комплексы. Ведь мы говорим о здоровье детей, о здоровье нации, а без спорта как это можно сделать? Дополнительно к тому, что выделено, 1,7 миллиарда. Сейчас будут открыты новые 26 ФОКов.

А.ИСАЕВ: А где они будут открываться?

А.МАКАРОВ: В регионах! Это же не в Москве, не в Кремле ФОКи открываются! Дополнительно миллиард 300 миллионов выделили на строительство бассейнов. Причем, впервые сказали «а вот 300 миллионов — начинаем программу строительства бассейнов в учебных заведениях, чтобы могли студенты…»

А.ИСАЕВ: В 300 вузах будут построены бассейны.

А.МАКАРОВ: Это очень серьезные вопросы, которые действительно очень важны. Мы говорим, поддержка отраслей нашей экономики в связи с вступлением в ВТО, там, где мы еще не можем конкурировать в полном объеме. Дополнительно 5 миллиардов на поддержку отраслей. Это то, что сделал парламент. Я повторяю, наверное, здесь нельзя просто в один день изменить отношение «как машина для голосования». И на самом деле мы пошли гораздо дальше. Проблема в чем, в течение семи лет у парламента последовательно отбирали бюджетные права. Почему это делалось? Потому что Министерству финансов было удобнее работать.

А.ИСАЕВ: Было объяснение — кризис, в кризис надо принимать оперативные решения.

А.МАКАРОВ: Вы заметьте, я не называю никаких фамилий. У нас сейчас такое количество демократов, но когда нужно было забирать права у парламента, увы, демократические убеждения отступали на второй план.

А.ИСАЕВ: В том числе у Алексея Леонидовича Кудрина.

А.МАКАРОВ: Это вы сказали.

А.ИСАЕВ: Это я сказал. Мы с ним давно полемизируем.

А.МАКАРОВ: А я считаю Алексея Леонидовича Кудрина действительно лучшим министром финансов. Но просто он, что он лучший министр финансов, считал возможным отобрать права у парламента. А я считаю, что это невозможно, потому что контролировать исполнительную власть должен парламент, а она не сможет эффективно работать, если парламент не будет контролировать. Мы за эти полгода не просто возвратили ряд прав, мы пошли намного дальше. Мы приняли сейчас одновременно с принятием бюджета следующие решения. Основные направления налоговой политики не могут быть донесены в правительство до их рассмотрения Государственной Думой. Основные направления бюджетной политики должны сначала быть направлены нам. Мы сейчас вносим поправки в бюджетный кодекс, когда мы обязываем по существу все государственные программы, чтобы в них принимал участием парламент. Потому что на самом деле ведь проблема сегодня у людей даже не столько в форме того, что происходит, а в результате — эффективность расходов. Если до сих пор эффективность расходов бюджета у нас рассматривалась, как выделены деньги или нет, сейчас мы с вами, парламент, должен добиться того, чтобы нам отчитывались, на что истрачен каждый рубль. Потому что нам очень часто говорят «украли, неэффективное расходование», а ведь для людей «украли» или «неэффективное расходование» одно и то же. Это не построенные дороги, стадионы, больницы, детские сады. И смысл в том, что мы сегодня меняем уже систему отчетности, систему контроля с тем, чтобы спрашивать с правительства, спрашивать с каждого министерства не за деньги, которые они получили и истратили, а о том, стали ли лучше детские сады, стала ли выше зарплата? Покажите результат: сколько проведено операций, увеличилась ли рождаемость, продолжительность жизни людей? Наконец, вы меня извините, когда мы говорим об образовании, хватит говорить о деньгах, о миллиардах вообще. Я хочу знать, что в Сибири больше не будет туалетов во дворе, куда девочки, которым завтра становиться мамами, зимой ходят в этот туалет из этой школы. Какая она будет потом мама? Давайте посмотрим на то, где главное сосредоточить деньги бюджета, а их всегда не хватает, но главное, чтобы ни один рубль не пропал зря.

А.ИСАЕВ: Очень много приходит от вас SMS-сообщений. Причем разные вещи спрашивают, например: «Бывший министр обороны член ли вашей партии?» Нет, не член, Сердюков не был членом партии. А вот нынешний министр обороны Сергей Шойгу член партии «Единая Россия». SMS: «Объясните водителю с 21-летним стажем, на что идет транспортный налог?» А.МАКАРОВ: На самом деле существует очень серьезное заблуждение по названию налога, что деньги направляются именно на то, что находится в названии налога. Все налоги аккумулируются в бюджете, после чего происходит их перераспределение по социально значимым целям. Обычно говорят «а за что мы платим транспортный налог, если у нас в таком состоянии дороги». Чтобы было просто понятно, транспортный налог в стране (я говорю данные по прошлому году) собрал 62 миллиарда рублей. На дороги у нас идет больше, скажем, в этом году у нас где-то порядка 900 миллиардов тратится на дороги. Поэтому в данном случае речь идет о том, что транспортный налог лишь часть средств, которые приходят в бюджет, которые перераспределяются. Естественно, для того чтобы дороги были в другом состоянии, для этого снова вернулись непосредственно к дорожным фондам, причем, дорожный фонд как федеральный, так и региональный. Я могу сейчас говорить о том, что в бюджете наконец мы стали закладывать непосредственно деньги на сельские дороги. Есть целый ряд вопросов, хотя понятно, что дороги находятся в таком состоянии, очевидно совершенно, что средств даже тех, которые выделены, не хватит на то, чтобы привести их в нормальное состояние. Просто еще раз говорю, бюджет это всегда вопрос приоритетов. Дороги, лекарства, больницы, образование — это все темы абсолютно приоритетные. И бюджет — это всегда попытка найти оптимальное решение. Естественно, я думаю, что водителю, который ездит по нашим дорогам, кажется, что дороги это абсолютно приоритетная цель. Еще раз повторяю, увеличение финансирования по дорогам за последние годы произошло более чем в два раза, оно и дальше будет наращиваться. Но давайте все-таки не забывать и о других целях, на которые должны идти средства бюджета.

А.ИСАЕВ: Очень много сообщений с просьбой, чтобы мы подключили к разговору слушателей. Давайте это сделаем. 788-107-0. Здравствуйте. РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Андрей, вы сказали о том, что вы будете выполнять бюджет за счет того, что будете бороться с чиновниками, которые проворовались. У меня вопрос следующий: почему до сих пор не внесен законопроект, предусматривающий конфискацию за мошенничество?

А.ИСАЕВ: Как вас зовут?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня Ольга зовут.

А.ИСАЕВ: Ольга, вообще, «Мошенничество» это статья, которая редко применяется против чиновников.

А.МАКАРОВ: Я готов согласиться с Андреем здесь. Все-таки чиновники у нас немножко другое: это взятки, непосредственно хищение из бюджета и так далее. И напоминаю, что не просто конфискация (она у нас существует, мы вернули меру наказания — конфискацию), другое дело, что мы сейчас вносим еще более серьезную меру. Мы говорим о том, что если чиновник не может доказать обоснованность своих расходов, не может показать законные источники тех денег, на которые он произвел свои расходы, в этом случае по упрощенной процедуре прокурор будет обращаться в суд, и это имущество будет вообще изыматься в доход государства.

А.ИСАЕВ: Даже если не будет доказано, что он это украл, даже если этого не произойдет, и он просто не сможет объяснить, откуда он это взял, это будет изыматься.

А.МАКАРОВ: Да, абсолютно справедливо. Ольга, есть один момент, я тоже достаточно большую лепту внес в тему о том, как у нас воруют, я думаю, слушатели знают это, единственное, мне кажется, что мы начинаем немножко, даже не то что перебарщивать, я понимаю, что наболело, невозможно терпеть, но все-таки у нас с вами миллионы людей, даже не сотни тысяч, это люди, которые работают в различных сферах жизни на государство, то есть на нас с вами. И, кстати, подавляющее большинство работает за очень небольшую зарплату и, в общем, честно выполняет свою работу. Когда мы говорим «чиновники все» и так далее, мне кажется, создает опасность того, что скоро честные люди просто в эту сферу не пойдут. Давайте об этом подумаем. Наша задача законодательно закрыть любые лазейки; сделать, чтобы не было неприкасаемых; чтобы неотвратимость наказания за совершенные преступления была для всех, независимо от того места, которое человек занимает. Я не говорил, что это средство пополнения бюджета. Это средство налаживания функционирования государственного механизма. А средства бюджета это вопрос развития экономики. На самом деле, я думаю, эта тема абсолютно отдельной передачи. Не надо забывать об экономическом кризисе, не надо забывать о тех рисках, которые возникают у бюджета, с учетом развития экономической ситуации в мире, и эти факторы от нас подчас не зависят. Поэтому когда мы рассматриваем бюджет, все-таки мы рассматриваем все факторы. Я принес, Андрей видит, сейчас передо мной на столе консенсус-прогноз по цене на нефть. Все знаю, как значима для нашей страны цена на нефть. Так вот разлет цен ведущих агентств, ведущих экспертов мира составляет 45 долларов. Представляете, что такое 45 долларов. А один доллар, чтобы было понятно слушателям, если цена становится по году либо на доллар выше или на доллар ниже, цена 62 миллиарда рублей. То есть если цена на нефть на доллар выше, бюджет получит дополнительно 62 миллиарда рублей; на один доллар ниже — на 62 не дополучим. Представляете, когда мы говорим разница 45, что это такое — это более чем 2,2 триллиона рублей. Вдумайтесь в эту цифру. Здесь цена ошибки настолько высока и главное, что цена ошибки это не арифметика, это судьбы людей, которые либо получат пенсию, либо не получат. Главное, сколько они смогут на эту пенсию и зарплату купить. Так вот, когда мы бюджет делаем, мы в первую очередь исходим из того, что все обязательства должны быть выполнены. Будут дополнительные доходы, правительство придет к нам снова в Думу, и мы будем опять определять приоритеты, на что их направить. Очень важно, мне кажется, у нас очень мало возникает возможностей обсудить с людьми эти проблемы. Я не предлагаю выносить на референдум. Мне кажется, очень важна сегодняшняя программа, понимаете, нам надо объяснять людям, почему та или иная цифра, почему мы решили направить деньги на это или на это.

А.ИСАЕВ: Когда оппозиция говорит, что мы занижаем доходы, это не означает, что эти доходы будут скрыты. Это означает, что если они на самом деле появятся, они в любом случае будут распределены парламентом.

А.МАКАРОВ: Мы, к сожалению, очень редко объясняем это людям. И поэтому подчас самое правильное решение, которое мы принимаем, люди не воспринимают, что это решение принято для них.

А.ИСАЕВ: Давайте послушаем еще вопрос. 788-107-0. Пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Петр, я из Москвы. Я считаю, все, что связано с Министерством обороны, с госпожой Васильевой и другими, они должны быть немедленно отпущены на свободу. Теперь, почему? Вот им вменяют мошенничество или воровство, или коррупцию на 800 миллионов рублей в год. Но у нас господин Греф получает официально 30 миллионов долларов в год, господин Сечин — 20 и так далее. Давайте жить по закону: либо все, либо никто. Я считаю, что сейчас мы живем не по закону просто все.

А.ИСАЕВ: Петр, вы ставите очень важный вопрос. Я просто хочу на него сразу же начать отвечать. Я хочу сказать, что тема, которая затронута, поднималась многими, в частности, мы с Михаилом Викторовичем Шмаковым в нашей статье в «Московских новостях» об этом говорили. Это была одна из центральных тем, которые обсуждались в ходе правительственного часа, когда выступал министр труда и социальной защиты Максим Топилин в Госдуме тоже на этой неделе. И могу сказать, что уже вносятся в Государственную Думу проекты законов, которые ограничивают заработные платы для лиц, которые возглавляют учреждения государственные, государственные органы, государственные корпорации. И предполагается, что даже частные компании это затронет. Каким образом? Мы не можем регулировать и устанавливать «потолки» зарплат в частных компаниях. Но через соглашения, которые будут заключаться между правительством, работодателем и профсоюзами, зарплаты топ-менеджеров будут привязаны к средней заработной плате на предприятии, в отрасли, для того чтобы разрыв, который сегодня существует, который возмущает, Петр, и вас, и многих в нашей стране, и который просто опасен, этот разрыв начал преодолеваться.

А.МАКАРОВ: Я думаю, что все-таки главное на сегодняшний день не возвращаться к ситуации, которая известна: почему они бастуют — они хотят, чтобы не было богатых. А мой отец, как говорила известная княгиня, выходил на Сенатскую площадь, будучи декабристом, чтобы в стране не было бедных. Мне кажется, в тот момент, когда мы говорим о борьбе с богатыми людьми, то мы забываем главную цель — чтобы не было бедных. Цель — борьба с бедностью, на мой взгляд, забалтывается. Разговор забалтывается тем, когда мы начинаем говорить о том, что не должно быть богатых. Главное, насколько честно человек заработал своих деньги.

А.ИСАЕВ: И, тем не менее, я все-таки выражу солидарность с Петром.

А.МАКАРОВ: Это ради бога, у нас демократия.

А.ИСАЕВ: Одно дело, когда речь идет о владельцах частных предприятий, тогда, безусловно, сколько заработал, столько заработал. В данном случае Петр говорит о людях, которые получают достаточно высокие заработные платы, являясь руководителями государственных или полугосударственных структур. Здесь, наверное, претензии, которые предъявляются обществом, обоснованы.

А.МАКАРОВ: Я могу сказать только одно, что если у нас будет блестяще функционировать государственный механизм, и люди в стране перестанут быть бедными и будут жить хорошо, они не будут против любой зарплаты, которую будет получать любой чиновник. Я думаю, все-таки это надо понимать, что вопросы о том, кто сколько получает, в основном уводят от темы борьбы с бедностью.

А.ИСАЕВ: Пожалуйста, слушаем вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Игорь Александрович, Москва. Господин депутат, наверное, забыл, он уводит постоянно в сторону, что мы по Конституции являемся социальным государством. И те законы, которые были приняты, дискриминационные, это и жилищный кодекс, и то, что у нас единая шкала подоходного налога. Он говорит, что он заботится о бедных. Почему же мы гробим сейчас собственную страну?

А.ИСАЕВ: Игорь Александрович, спасибо вам. Вы задаете очень много вопросов сразу. Давайте по плоской шкале подоходного налога.

А.МАКАРОВ: Нет, вы знаете, я начну не с плоской шкалы. Плоская шкала подоходного налога дает нашей стране рост. Подоходного налога собираемость 30% в год, несмотря на любые вопросы экономического кризиса. Хочу напомнить, что в 1997 году (это последний год перед кризисом), когда у нас была пятиуровневая шкала подоходного налога, у нас по единой шкале (тогда была 12% — нижняя шкала), платило 98,6%. Означает ли это, что остальные не получали больше? Так вот в данном случае проблема стоит не только в том, какую шкалу вы вводите, а сколько вы соберете. Ну и, наконец, о том, что я забыл Конституцию. Я в отличие от слушателя, который сейчас об этом говорил, я ее помню, просто потому что я ее писал, я был представителем президента в конституционном совещании. Так вот социальное государство состоит в том, чтобы государство отвечало за выполнение своих обязательств, а не болтало на митингах, то, что нам предлагают. А если вам не нравится то, что происходит в передаче, я сужу по SMS, на самом деле, не надо этого садомазохизма, ведь можно просто переключить на другую программу и послушать радио «Шансон», например, или что-то еще. Мне очень нравится, когда «что вы там мелете», но при этом слушают.

А.ИСАЕВ: Слушают, значит интересуются. Я хочу поблагодарить Андрея Михайловича за то, что он пришел сегодня в нашу программу. Мне кажется, очень важный состоялся разговор, не последний на эту тему. Действительно, надо обсуждать вопросы бюджетов более открыто и широко. И всегда мы готовы делать это на «Русской службе новостей» в программе «Атака Исаева». Услышим друг друга в следующую субботу.