Исаев Андрей Константинович

Опрос

В условиях экономического кризиса государство должно
максимально экономить деньги, сворачивая все программы
финансово максимально поддерживать граждан и, соответственно, покупательную способность

Голосовать

Ссылки

1. ФНРП

Публикации в СМИ

05-04-2005

13 апреля министры будут отчитываться перед Государственной Думой


Андрей Исаев

- Мне бы хотелось начать с общих положений. 9 февраля состоялось пленарное заседание Думы, и два месяца было дано правительству на исправление ошибок. Два месяца, собственно, истекают. Я так понимаю, что парламентские слушания под эту дату и были назначены - посмотреть, что сделано.

ИСАЕВ: Не только это. Закончился первый квартал действия 122-го закона, и, безусловно, мы хотели посмотреть, что правительство сделало для того, чтобы исправить ситуацию. Мы все помним, в начале года монетизация началась безобразно, она началась с того, что был не продуман и не решен целый ряд вопросов. Это привело к недовольству значительной части общества, которая вышла на улицы. И 21 января Государственная Дума провела пленарное заседание, посвященное этим вопросам, и приняли подробное постановление, где дали ряд рекомендаций правительству, что нужно сделать для того, чтобы исправить ситуацию. И 4-го мы как раз оценивали и то, как выполнено это постановление, что в дальнейшем делается, и готовили обсуждение вопроса на пленарном заседании, которое состоится 13 апреля. 13 апреля министры будут отчитываться перед Государственной Думой. Для того чтобы этот отчет прошел не формально, не просто мы там заслушали некую информацию и на этом все закончилось, мы в качестве подготовки во многом провели эти парламентские слушания.

- Удалось ли отделить, пользуясь известным выражением, мух от котлет? Вот отдельно сам закон и те механизмы, которые он вводит, и отдельно то, как была организована его реализация? Если оценивать закон и реализацию, по тому и по другому поводу несколько слов.

ИСАЕВ: Говорить обо всем 122-м законе, наверное, было бы слишком долго, он затрагивает 155 законодательных актов. И там главное не столько даже льгота, сколько разделение полномочий между субъектами Федерации, федеральным центром, местным самоуправлением.

Но если говорить о льготных выплатах, которые были установлены этим законом, то, на мой взгляд, сейчас все больше и больше представителей нашего общества, это свидетельствуют социологические опросы, которые проходят, считают, что сама по себе идеология была выбрана правильно, что значительное число людей, для которых льготы были только на бумаге, получили живые, реальные деньги. Что ситуацию с умиравшими, по сути дела, натуральными льготами, которые действовали только в крупных городах, и то далеко не все могли этими льготами воспользоваться, эту ситуацию менять было нужно. Другое дело, что сама по себе реализация этого закона, к сожалению, пошла хуже, чем нами ожидалось. И здесь есть и ошибки, допущенные федеральным центром, правительством; и ошибки, допущенные местными органами власти; и ситуация, когда органы местного самоуправления под общую канву монетизации стали отменять существовавшие и установленные ими ранее льготы, которые они могли оставить, могли монетизировать, но они решили просто избавиться от них, отменить. Такие случаи, к сожалению, тоже имели место. И в этой ситуации, конечно, возникла такая неразбериха, недопонимание, которое вызвало очень серьезное социальное напряжение.

Мы сейчас последовательно разбирались в этих вопросах. Мы увидели, что некоторые моменты, которые вызывали социальное напряжение, сейчас уже решаются, и решаются достаточно нормально. В частности, мы помним, что наибольшую остроту вызвал вопрос бесплатного проезда льготников в общественном транспорте городском.

- А теперь выясняется, что только 13 процентов воспользовалось бесплатными билетами.

ИСАЕВ: Да, в 58 субъектах Федерации введены эти - не бесплатные, а льготные - проездные билеты. Их цена в среднем составляет где-то 45 процентов от обычной цены проездного билета. Но всюду она меньше, чем размер компенсационной выплаты, которая назначена льготникам за данный вид предоставления льготы. И, действительно, опыт показывает, что только 12 процентов от тех, кто имеет право на покупку этого льготного проездного, взяли льготные проездные билеты. Большинство предпочло оставить деньги. Хотя цифры самые разные. Например, в одном из городов Оренбургской области 75 процентов льготников взяли проездные билеты. Есть, наоборот, регионы или города, где два процента взяли соответствующие проездные билеты. Но средняя по стране колеблющаяся цифра - 12 процентов. Как правило, это ветераны труда, работающие пенсионеры, которым нужно постоянно ездить на работу, и для них этот льготный проездной билет является выгодным, и они его взяли. Что касается льготников, которые чаще находятся дома, реже ездят, то многие из них действительно предпочли деньги. Этот вопрос в основном решен, хотя и здесь остается проблема, когда в одном и том же регионе для разных льготников - федеральных, региональных - предлагают разную цену проездного билета. Это неправильно. И правительство пошло на заключение соглашения, оно по 50 рублей доплачивало транспортным предприятиям за каждого федерального льготника именно для того, чтобы цена была одинаковая. Мы указывали правительству на необходимость скорейшим образом этот вопрос разрешить.

Вторая проблема, по которой все относительно благополучно, это ситуация, связанная с санаторно-курортным лечением льготников. Количество людей, которые получили путевки, выросло в разы. Иногда приходится читать жалобы, что "раньше мы ездили на очень хорошие курорты, сейчас курорты предлагают скромнее". Но раньше 22 человека, как правило члены совета ветеранов, отправлялись на эти курорты, а сейчас ездят уже тысячи людей из каждого региона. И цифры разнятся очень существенно. Здесь опять, кстати, Оренбургская область оказалась чемпионом - там общее количество путевок выросло в 128 раз! Это показывает не сколько много дали, а сколь мало давали до этого, в 2004 году. Но если говорить в среднем по стране, то количество путевок выросло где-то в 5-7 раз по регионам. Причем людям предоставляют возможность поехать в разные точки, обеспечивают проезд, обеспечивают необходимый транспорт.

Но и здесь есть проблемы. Вот установленная на сегодняшний день цена одного дня пребывания в таком санатории, 400 рублей, она оказывается несомненно маленькой, ее не хватает на то, чтобы оказывать квалифицированное лечение. Поэтому на парламентских слушаниях мы поставили перед правительством задачу увеличить стоимость одного дня пребывания, увеличить деньги, которые будут получать санатории за пребывание ветеранов. На это ресурс есть, сейчас накапливается небольшой, но остаток в фонде социального страхования, мы считаем, что этот вопрос реально может быть разрешен.

- Вы уже предлагаете правительству увеличить оплату за один санаторный день. До этого было решено увеличить выплаты пенсионные, в связи с 60-летием Победы последнее решение - увеличить выплаты ветеранам. Это такое авральное тушение социального напряжения? Мы забрасываем купюрами, не просчитывая, что будет дальше, справится ли бюджет? Или это свидетельство того, что, когда считали в прошлом году те же наши министерства, они не представляли вообще, с чем сталкиваются?

ИСАЕВ: Я считаю, что на самом деле второе утверждение ближе к истине. И когда принимался закон, у нас были очень серьезные споры с Минфином и по суммам выплат, и по тому, какие категории будут нуждаться в дополнительной помощи. Тогда Минфин убеждал нас в том, что этого делать не следует, что выплаты, которые подготовлены, они нормальные, что увеличение платежей приведет к существенному всплеску инфляции. Сейчас мы убеждаемся в том, что все те расходы, которые Минфин отказался сделать в 2004 году, они сейчас все равно возвращаются, их вынуждены принимать. Тем не менее мы рады, что это плавное решение состоялось. На 240 рублей поднята базовая часть пенсии. Я хочу сказать, что с 1 августа пенсия еще будет проиндексирована, она должна быть проиндексирована не менее чем на 230 рублей, и базовая, и страховая часть, это заложено в бюджете Пенсионного фонда. И к повышению базовой пенсии, которое прошло с 1 марта, вот эта запланированная индексация не должна иметь отношения. 230 рублей - это минимальное будет повышение, потому что в том случае, если уровень инфляции окажется выше прогнозируемого, тогда, конечно, надо говорить о гораздо более серьезном повышении, мы на этом будем настаивать.

Кроме того, я могу сказать, что осталось еще, если говорить о самих размерах выплат, несколько нерешенных вопросов. Очень хорошо, что вышел указ президента 30 марта, он решил многие вопросы. Это указ, установивший дополнительные выплаты и для инвалидов, и для участников Великой Отечественной войны, это очень правильный, верный и с человеческой, и с политической точки зрения шаг. Он, может быть, более актуален для таких категорий, как, скажем, солдаты последнего военного призыва, а также военнослужащие, которые служили в частях недействующей армии, например в ПВО, а также для вдов военнослужащих и умерших инвалидов Великой Отечественной войны. Потому что им была установлена выплата 600 рублей, но мы знаем, что 450 удерживается в качестве социального пакета, значит, на руки эти люди получали 150 рублей, что меньше, чем выплата, которая установлена для ветеранов труда в подавляющем большинстве субъектов Федерации. Конечно, это несправедливо. И поэтому то, что сейчас им дополнительно установлено будет с 1 мая 500 рублей, это важный и нужный шаг. Но аналогичный шаг надо, на мой взгляд, сделать - увеличить выплаты, скажем, для членов семей военнослужащих, погибших в военных конфликтах. У них та же самая ситуация, на руки они получают 150 рублей.

- Я знаю, что довольно много раздавалось со всех сторон голосов, что народ жаждет крови, нужны отставки, нужно наказывать. По этому поводу к чему вы пришли вчера на парламентских слушаниях?

ИСАЕВ: Парламентские слушания не ставили своей целью дать какие-то оценки тем или иным персоналиям. Могу сказать, что вопрос о правительстве, его работе в целом, работе отдельных ведомств еще будет обсуждаться. 11 апреля мы заслушаем представителей правительства на заседании президиума фракции, я имею в виду фракцию "Единой России", которая сегодня имеет большинство в Государственной Думе, и фракция выработает политическую позицию. А 13 апреля правительство будет заслушано на заседании Государственной Думы. Но я бы хотел при этом напомнить, что вопрос об ответственности министров, их назначении находится в компетенции президента Российской Федерации, не Государственной Думы. Мы не можем ни снять министра, ни отправить его в отставку, ни объявить ему выговор.

- Но вы можете высказать свое мнение по этому поводу.

ИСАЕВ: Да. Поэтому для нас более важно и более значимо - это добиться, во-первых, оценки реальной работы, которую ведут те или иные ведомства и правительство в целом, и, во-вторых, добиться решения конкретных вопросов. С этой точки зрения мы постарались проанализировать и то и другое на парламентских слушаниях.

- Вопрос с пейджера от слушателя и вопрос от меня. Просчитано, сколько нужно денег для выплат. Наверняка просчитано, сколько нужно денег для того, чтобы этот механизм запустить в действие. А, скажем, такая вещь, как в режиме пожаротушения метания господина Зурабова по стране, его коллег? На такое перемещение сколько было зря потрачено, на то, чтобы исправлять ошибки? Вот эта сумма оценивается кем-нибудь?

ИСАЕВ: Я не думаю, что деньги, которые потрачены в социальную сферу, они потрачены зря. Сами по себе полеты Зурабова вряд ли занимают большую строчку в бюджете. Другое дело, если бы, может быть, полеты подчиненных Михаила Юрьевича были бы более интенсивны до вступления закона в силу, то проблемы, возможно, были бы существенно яснее. Понятно, что если бы, скажем, льготный проездной билет был введен с 1 января, то тогда у нас не было бы волнений и перекрытия улиц пенсионерами. Если бы лекарственным обеспечением занялись и обеспечили необходимые нормативные документы не в конце декабря, а существенно раньше, наверное, многих проблем бы у нас не возникло.

На сегодняшний день (я вижу и по пейджеру) очень большое количество проблем сохраняется с лекарственным обеспечением, хотя нас уверяет правительство в том, что 85 процентов рецептов на сегодняшний день обслуживается, только 12 находится на гарантийном обслуживании и по трем процентам имеют место отказы. Однако в ряде регионов картина выглядит совершенно по-другому.

- И по ряду диагнозов, судя по замечаниям слушателей, - совершенно по-другому. И когда мы говорим, что три процента всего отказов, но при этом я читаю диагнозы - диабет, эпилепсия, я понимаю, что не дай бог в эти три процента при таком диагнозе попасть.

ИСАЕВ: Я с вами совершенно согласен. Я думаю, что у правительства есть еще до 13-го числа время добиться, чтобы отказов не было в принципе или они носили просто единичный характер. Но вот что хотел бы в связи с этим сказать. Общее количество лекарств, которые вошли в список льготных категорий лекарств, увеличилось по сравнению с прошлым годом. Деньги, которые тратятся на лекарственное обеспечение, также увеличились. Всего было отоварено с 1 января 2005 года 22 миллиона рецептов. Я могу сказать, что это более чем в четыре раза больше, чем в 2004 году. Но при этом есть ряд явных проколов, на которые мы тоже указали на парламентских слушаниях.

Во-первых, из перечня лекарств выпали некоторые лекарства, к которым люди привыкли, которые помогали достаточно хорошо, скажем, лекарства, связанные с группой заболеваний сердечно-сосудистых. Кроме того, в перечне оказались лекарственные средства, но не оказалось некоторых медицинских средств, которые необходимы. Скажем, инсулин есть, а вот тест-полоски, которые нужны для диабетиков, шприцы-ручки отсутствуют в перечне. Поэтому то, на чем мы будем настаивать в ближайшее время, - это пересмотр самого перечня лекарственных средств.

Но хочу также сказать, что часто происходят какие-то непонятные ситуации в регионах. Например, нам говорят, что всего есть 30 или 90 видов лекарств. Врачи знают какой-то вид лекарства, и они продолжают его выписывать, зачастую не зная о том, что появился некий аналог, отличающийся более высокими качествами. Или привыкли они, или, не знаю, им этот рецепт гораздо более симпатичен.

- Не все зависит от правительства. Есть врач такой, есть врач другой.

ИСАЕВ: Очень многое зависит от того, как работают на местах люди, как они принимают решения. Но есть, конечно, некоторые вещи, которые можно было спрогнозировать. Скажем, заполнение рецепта на компьютере. Теоретически на компьютере он заполняется достаточно быстро. Но если человек, которому поставили на стол компьютер, впервые его увидел, то он одним пальцем будет набирать на этом компьютере не быстрее, чем писать ручкой. Это можно было теоретически предположить. Сейчас эти вопросы начинают решаться. Уже Минздрав издал приказ, в котором рекомендовал выделить специальных людей, взять на ставку, которые занимались бы заводом в компьютер необходимой базы данных. Такие же люди работают в некоторых аптеках. То есть действия предпринимаются для того, чтобы снять напряжение. К сожалению, они предпринимаются медленнее, чем нам хотелось бы видеть. И поэтому вопросы у нас остаются, они обязательно будут заданы.

- Группа вопросов, которые касаются не вообще федеральных или региональных пенсионеров и льготников, а таможенных пенсионеров, военных пенсионеров. Очень много от них вопросов, и люди недовольны своим положением.

ИСАЕВ: В нашей стране есть, наверное, очень ограниченное количество людей, которые довольны своим положением. И мы почти всех их можем назвать по именам. Поэтому проблемы, разумеется, есть у всех социальных групп. В принципе пенсионеры военной службы, пенсионеры из других силовых структур обладают теми же правами, что и ветераны труда, но начиная с 60 лет. То есть с того же возраста, с которого эти права приобретают гражданские пенсионеры, получившие статус ветеранов труда. Многие говорят, что это несправедливо. Но я просто хочу напомнить, что все-таки у нас в этом вопросе пенсионеры находятся в разных положениях. Военные пенсионеры получают пенсию, которая в среднем выше, чем пенсии гражданских пенсионеров обычных, они ее получают в возрасте до 60 лет, многие из них уходят в 45 лет, в 47 на пенсию, в это время еще работают и получают заработную плату. Бесспорно, их социальное положение надо улучшать, поскольку это люди, послужившие Родине. Но у нас есть еще гораздо более бедные пенсионеры, положение которых надо улучшать в первоочередном порядке.

Вот я вижу, кстати, на пейджере справедливые вопросы: почему нет льгот для простых пенсионеров? Действительно, эта проблема есть. У нас пенсионеры оказались разделены на две группы: ветераны труда и просто пенсионеры. Деление это произошло не потому, что ветераны труда не заслуженные люди, как правило, заслуженные люди, но часто мы знаем, что один и тот же завод, на нем два человека проработали одинаковое количество лет, один в силу определенных как субъективных, так и объективных причин оказался ветераном труда, другой нет. И вот один получает как ветеран труда выплаты и раньше имел льготы, а другой нет. Это не очень справедливо. Поэтому, я думаю, что всех пенсионеров надо подтянуть к уровню ветеранов труда, и вот эти льготы, которые у ветеранов труда существуют, влить в общее тело пенсии. К этому надо стремиться и в этом отношении двигаться вперед.

Еще я вижу на пейджере важный вопрос, касающийся тружеников тыла. Справедливо говорят, что с 1 мая им ничего не предложили. Я могу сказать, что наш комитет настаивает на том, чтобы тружеников тыла и жертв политических репрессий поднять на федеральный уровень. Мы считаем, решение, которое было принято в прошлом году, когда эти категории были отнесены к региональному уровню ответственности, оно было неверным. Мы тогда вносили поправку, она, к сожалению, поддержана не была. Но мы будем на ней еще раз настаивать и надеемся добиться того, чтобы эти категории перешли в федеральную зону ответственности, и тогда, как мы надеемся, удастся существенно повысить выплаты.